Андрей Морозов: Какие интересные новости у нас

Андрей Морозов: Какие интересные новости у нас

Оказывается, тарищ "Филолог" у Соловьёва тоже попал в "расстрельные списки". То, как "Филолог" безответственно "сеет панику" своими постами, Соловьёв обсудил вы не поверите с кем. С видным "военным экспертом" Шурыгиным.

Про военную экспертность Шурыгина мы поговорим отдельно, а пока что я отвечу на один разумный вопрос из комментариев у "Филолога" по ссылке, который мне там попался среди бури эмоций читателей, которые, мягко говоря, устали от ежевечернего вранья о том, что у нас всё прекрасно и завтра мы победим. Ну не все люди у нас с памятью аквариумной рыбки, не все готовы годами покупаться на это "Спокойной ночи, малыши!" с хрюшами и степашками. Вопрос:

"Вроде автор адекватный человек. И Мурз тоже не похож на идиота.
Но возникает вопрос - если все так плохо с организацией, техникой, боеприпасами, медициной,тактикой, почему никаких стратегических успехов у противника нет, фронт не сыплется?"


Повторю то, что уже писал в разных местах. Противник хорошо понимал, начиная "контрнаступ", что его возможности концентрации сил на отдельных участках ограничены. Военная техника, средства разведки и поражения, развиваясь после Второй Мировой войны, развивались в том числе и в сторону того, чтобы не дать противнику концентрироваться на каком-то направлении большими массами как для прорыва фронта, так и для его обороны. Например, у американцев частью концепта "Удара по вторым эшелонам" были те самые MLRS и их колёсная версия HIMARS, управляемые боеприпасы к которым, разработанные позднее для повышения эффективности системы, сейчас доставляют нашим столько проблем. В СССР проблемой тоже занимались, и дальнобойные РСЗО со схожими характеристиками тоже делали как часть всего комплекса возможностей разведки и поражения целей в глубине боевых порядков противника.

Почему в прошлом сентябре противник прорвал фронт на севере и вернул себе Изюм? Потому что с нашей стороны там плотность войск в первых линиях была крайне низкая, как и реальная боевая ценность этих войск - без нормального управления и тяжелого вооружения, без "быстрых резервов", способных контратаковать прорвавшегося противника сразу в момент прорыва. Уже после прорыва фронта укропы столкнулись с частями 144-й дивизии, например, и арьерградные бои, которые вели два её БТГра и части 3-й мсд, замедлили продвижение противника. Эта страница истории войны, кстати, продолжает оставаться тёмным пятном, потому что реалистичный её разбор станет приговором многим генеральским погонам. Окажется, что "перегруппировки"-то, в значимой её части, можно было избежать, если бы управление войсками не было потеряно в первый же день событий.

Выделю ключевой момент. Проблема была в том, что, при имевшемся состоянии фронта с нашей стороны, укропам хватило сил для его прорыва даже после тех ударов, которые по ним наносились в период их концентрации на этом направлении.

Возможность повтора такого катастрофического сценария зимой на других участках фронта наше военное руководство, очень болезненно относящееся к потере населённых пунктов и территорий, за которые уже получены ордена и звания, поменяло на катастрофу кадровую, "слив" зимой в "мясных штурмах" без артподдержки значимую часть плохо обученных или вообще необученных мобилизованных, которые не давали укропам перекидывать нужное количество сил под Артёмовск, и им там приходилось медленно отступать, разменивая наловленных ТРОшников на "вагнеров". Продавливать фронт в этом месте ЧВК могли, потому что у них были БПЛА самолётного типа, а не только коптеры, была связь, НПВ и тепляки современные, какая-то боевая подготовка, в общем, было всё, что у остальной армии было украдено, и ещё были снаряды для арты, которых не было у всей остальной армии из-за "снарядного голода", из-за которого "мобики" массово гибли на штурмах на всём остальном фронте, не давая украм перекидывать ресурсы на Артёмовск и его фланги.

Катастрофу на катастрофу разменяли, среднее качество нашей пехоты упало ещё ниже, чем было. Кое-как обороняться можем, серьёзно наступать сложно, в том числе и не по вине пехоты - нечем искать вражескую арту для контрбатарейной борьбы, мало самолётных БПЛА, плохо с управлением и связью.

Противник, как я уже писал, прекрасно понимая наши проблемы, понимал и то, что, прежде чем он сможет реализовать поставки импортной бронетехники, оперируя ею в составе маневренных соединений после прорыва фронта, ему этот фронт надо ещё прорвать. А сконцентрироваться ему для этого в нужном количестве в одном месте и в одно время в несколько плотных эшелонов боевого порядка не дадут - удобная цель для ракет.

Значит, логично решил противник, необходимо навязать русским "битву резервов", в которой по максимально выгодному курсу разменять наловленную по всей стране и как-то наскоро обученную пехоту на наши резервы. Наши блоггеры об этом не пишут, когда перечисляют укровские бригады, выводимые с ЛБСа на пополнение, но и у нас ситуация такая же на тех участках, где укры активно давят всё лето. Приехала какая-то часть, втянулась в бои, несёт потери, ей постепенно сокращают её кусок ЛБСа из-за этого, потом, когда она совсем выдыхается, она полностью или частично снимается или уезжает "на восстановление боеспособности".

"Сражение на истощение" противник совершенно логично навязал нашей армии в тех районах, которые были ему наиболее удобны - открытая местность, всё хорошо просматривается в глубину вражескими БПЛА, а главное - в обоих районах, и на Запорожье, и на Артёмовском направлении, далеко отступать нашим нельзя. Артёмовск наши терять не захотят - он подан как главный приз зимней кампании, на Запорожье отступить к Токмаку, даже не сдав его, а просто отдав по "огневой контроль" - тоже нельзя, через него проходят дороги, по которым идёт снабжение левого фланга. Соответственно, рассуждал противник, создав на этих участках преимущество в воздухе в БПЛА и подгонав арту с необходимым БК, можно навязать русским ситуацию, когда ты один раз тратишь людей на захват какого-то пункта, а они потом старательно пытаются у тебя его отбить, растрачивая гораздо больше своих. Или ты просто последовательно убиваешь их пехоту артой на какой-то позиции, не штурмуя её, а они заводят и заводят туда новую пехоту.

Противник, вопреки распространяемым нашей пропагандой историям, очень экономно относится к реально ценным для него кадрам - младшему комсоставу и тех.специалистам, да и разменной пехотой он тоже не разбрасывается, он её рационально разменивает, причём по среднему курсу, весьма далёкому от озвучиваемых кем-то Путину цифр вроде "1 к 8".

Иностранную бронетехнику он в бои вводит ровно в том формате, в котором она осмысленна в таких боях - 1-2 танка поддерживают огнём пехоту, которую БМП доставляют на штурм и, высадив, тоже поддерживают огнём.

Сколько-то подбитых в этой ситуации железок - это, конечно, хорошо. Вопрос в том, что все эти жертвы - продуманный противником расчётливый размен. Который он продолжает. На всех направлениях, где противник наступает, он удерживает тотальное превосходство в количестве БПЛА в воздухе, в особенности - БПЛА самолётного типа, которые имеют бОльшую дальность и время полёта, нежели коммерческие коптеры.

Укропы создают себе условия для максимально выгодного "размена" резервов не только изолируя районы очередных своих атак с помощью систем дистанционного минирования, но и с помощью атак FPV как другого эффективного боевого средства. Недавно выложенный ролик с укроповским FPV, который догоняет и атакует пикап, в котором наши везут в тыл укровских пленных, - ни чуть не радостная лично для меня иллюстрация возможностей противника. Постоянно работающие ретрансляторы на высоких точках или поднятые на БПЛА позволяют противнику гонять любые автомашины в ближнем тылу наших войск. Доставка на фронт и обратно чего угодно, любых грузов и пассажиров, давно стала серьёзной проблемой. И то, насколько это важное преимущество, противник хорошо понимает - перед тем, как снова попытаться всерьёз высадиться на левом берегу Днепра, укропы постарались с воздуха заблокировать движение по рокадной дороге, идущей вдоль реки с нашей стороны и держат её под контролем, очень серьёзно осложнив движение по ней транспорта применением как БПЛА-разведчиков, работающих в интересах всех средств поражения, так и FPV, и ночных тяжёлых коптеров, прозванных "Баба-Яга". В итоге отражать десант нашим войскам, понесшим значимые потери до этого в районе Антоновского моста, будет очень сложно.

Такова, в общем, ситуация на момент сейчас, на всех направлениях, где противник давит или перегруппировывается, чтобы продолжить давить. Фронт не "рухнул", а постепенно прогибается потому, что "битва резервов" ещё не выгребла полностью до конца наши людские ресурсы. У противника мобилизация идёт постоянно, у нас - увы, только арестанты и "самотёк". Зачастую - такие же возрастные и больные дядьки, как те, которых наловили у себя по городам и весям укропы. Только у них эти дядьки - просто наживка, на которую нашу пехоту и технику выманивают под арту и FPV и разменивают "наживку" по выгодному им курсу. А у нас снова "снарядный голод". И всё ещё сотни "лысых" танков, для которых может оказаться смертельными FPV с самой обычной старой "морковкой" от советского РПГ-7.

Кстати, удар по аэродрому фронтовой авиации на юге - не пиар-акция американских ракет, а вполне логичный признак того, что укры хотят лишить наших там самого мобильного противотанкового резерва - штурмовиков и вертолётов. То есть последовательно готовятся к тому, что фронт они всё-таки прорвут, истощив или растащив (на ликвидацию тех же десантов через Днепр) наши резервы. И вот тогда они получат возможность попытаться схлопнуть весь южный фланг фронта. И вопрос о том, схлопнется он или нет, будет решаться столкновением их маневренных боевых групп, ушедших в прорыв с нашими аналогичными, если таковые в резерве у нас окажутся. И вот тут, скорее всего, снова выяснится, что правильно управлять войсками в таких боях у нас снова не готовы.

Ну а пока обе стороны поток за потоком подтягивают резервы к районам активных боёв, вводят их в бой, выводят потрёпанные части из предыдущих потоков, пополняют их и заводят снова. Собственно, опытный товарищ "Филолог" акцентировал внимание на том, что с нашей стороны опять начали отправлять обратно на фронт ещё выздоравливающих раненых, как это было под конец лета 2022-го. Это может быть локальный момент, а, может быть, начало массового явления. предвещающего истощение наших людских ресурсов.

Сладостные миражи "скорого договорняка" и "выборов без мобилизации" могут нам обойтись очень дорого.
источник: Андрей Морозов
посмотреть все публикации и упоминания с тегами: Морозов Андрей, позывной Мурз, kenigtiger, Нам пишут из Янины, Мурз
Помощь бойцам и мирным жителям Новороссии в зоне СВО Помощь бойцам и мирным жителям Новороссии в зоне СВО
Гуманитарная миссия проекта "Боевой листок" с 2015 года закупает, собирает, отправляет и доставляет своим транспортом грузы в республики Новороссии. Благодаря поддержке наших друзей и читателей мы оказываем прямую адресную помощь защитникам России и мирным жителям республик Донбасса.

Мы не собираем миллионы и сотни тысяч, последнее время закрыть возросшее число и объёмы поступающих заявок нам всё сложнее, кроме того имеем большие проблемы с нашим изношенным транспортом, его ремонтом и оплатой топлива, но благодаря Вашей поддержке продолжаем вносить свой небольшой вклад в нашу Победу!

Комментарии:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
БоевойЛисток.рф » Андрей Морозов | Мурз | kenigtiger » Андрей Морозов: Какие интересные новости у нас
БоевойЛисток.рф: свежие методички Русского Мира, Руссо пропаганда, Руссо туристо с гастролями оркестров, сводки с фронтов,
скрипты и скрепы, стоны всепропальщиков, графики вторжений и оккупаций, бизнес-патриоты и всякий цирк.
© 2016-2024. "Боевой листок". Россия. 18+. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых на сайте статей.
Соглашение. Конфиденциальность. Оферта видео. Жалобы, вопросы и предложения направлять: boevojlistok@ya.ru