Евгений Норин: Переговорный тупик или как договорняки погубили Югославию Милошевича

Мнения: Readovka
20 ноябрь 2022

В 90-е годы Югославия распалась. На территории крупнейших географических новостей того времени – Хорватии и Боснии – тут же появились сербские «народные республики»: Республика Сербская в Боснии и Герцеговине; Сербская Краина в Хорватии. Югославия – то, что осталось под контролем Белграда – поддержала их. Однако эта война была с треском проиграна. Сербов разбили на поле боя, что стало возможным после и вследствие дипломатического нажима и попыток Белграда играть в переговоры.

Югославия начала разваливаться в конце 1980-х годов. Кризис в стране был вызван множеством разнообразных факторов. Страна распадалась по границам национальных автономий. До сих пор под одной крышей жили сербы, составлявшие большинство населения, мусульмане (в Югославии это не только религиозная характеристика, но и национальная принадлежность, что доходит до казусов – «национальность мусульманин, вероисповедание атеист»), хорваты, словенцы, черногорцы и т.д. и т.п. Резкий рост национального самосознания привел к тому, что они начали расходиться по национальным квартирам. Проблема в том, что в Югославии в принципе было невозможно провести границы так, чтобы никого не обидеть – представители разных народов жили бок о бок. Наиболее остро эта проблема стояла в Боснии и Герцеговине, где более 40% составляли «мусульмане», более 30% – сербы, 17% – хорваты и около 5% идентифицировали себя как «югославы».

Босния и Герцеговина

В начале 90-х Босния и Герцеговина провозгласила независимость. Из состава БиГ, в свою очередь, вышло сербское меньшинство, провозгласив Республику Сербскую, а боснийские хорваты объявили о создании собственной республики.

Между сторонами была огромная диспропорция. Югославская народная армия (ЮНА) подчинялась правительству в Белграде. Кроме того, среди сербов было много бывших солдат и офицеров. Наконец, сербское меньшинство Боснии пользовалось поддержкой, собственно, Сербии, поэтому поначалу оно полностью захватило инициативу. При этом сербы фактически опирались на структуры большой Югославии. Слободан Милошевич, лидер Сербии, поддерживал действия сербских повстанцев и армии. ЮНА располагала обширными арсеналами, подготовленными кадрами – это сочетание могло привести сербов к победе и в Боснии.

Однако с самого начала Югославия действовала без должной энергии. Как отмечал исследователь конфликта на Балканах Олег Валецкий:

«Наиболее поразительной вещью была пассивная стратегия ЮНА в Боснии и Герцеговине, где она имела семь своих корпусов, четыре военных аэродрома (Бихач, Тузла, Мостар, Банья-Лука) и до 50% всего военного производства. Конечно, в первую очередь это заслуга политического руководства Югославии и главного командования ЮНА, раздававшего громкие заявления о «исключительно политическом решении конфликта», «трезвой и ответственном поведении», «о деликатной роли ЮНА», «о вредности непродуманных поступков, несущих пагубные последствия». И пока с высоких постов лился весь этот бюрократический маразм, Босния и Герцеговина погружались в хаос».


Фактически роль Югославии в судьбе Республики Сербской с самого начала была двусмысленной. Несмотря на то, что козыри были на руках у сербов, они попросту не стали их разыгрывать. Войска ЮНА, по сути, оставались пассивными, упирая на «миротворчество». На том же самом «миротворчестве» настаивали Белград и международное сообщество. Разнообразные жесты доброй воли, вроде передачи миротворцам аэродрома Сараево, играли на руку мусульманским силам. Так, тот же аэродром был использован мусульманами для создания коридора в осажденный город. Апофеозом этой активности стало соглашение о выводе тяжелого вооружения из зоны вокруг Сараево, что обнулило шансы сербов на взятие города.

Фактически перемирия играли на руку исключительно боснийцам. Сербы постоянно действовали в условиях разнообразных ограничений со стороны международных сил. Эпизодически «миротворцы» наносили удары по сербским позициям. Так, весной 1994-го года в районе Горажде сербские позиции был подвергнуты воздушным ударам. Наконец, в 1995 силы НАТО развернули операцию «Обдуманная сила» – серию воздушных ударов по позициям боснийских сербов.

Невнятное миротворчество и постоянные прекращения огня привели к подписанию Дейтонских соглашений, по которым Республика Сербская фактически переходила в состав Боснии и Герцеговины, а большая часть ее лидеров впоследствии была осуждена в качестве военных преступников.



Хорватия

В Хорватии ситуация развивалась схожим образом. До войны сербы составляли около 580 тысяч из 4,8 млн населения Хорватии. Причем большинство сербов компактно проживало в нескольких анклавах. Хорватия ковалась на жестко националистических началах, что для сербов было неприемлемо. Поначалу речь шла только о создании сербской культурной автономии в составе Хорватии. Однако, как это часто бывает, проекты автономии были отброшены. В 1990-м году сербы начали восстание. Повстанцы провозгласили Республику Сербская Краина.

Республика Сербская Краина – это обобщенное название нескольких анклавов, сильно разбросанных по территории. Крупнейшим образованием была Книнская Краина со столицей в городке Книн, ее основная территория находилась на юго-западе Хорватии. На самом востоке Хорватии располагалась Восточная Славония. Наконец, между ними размещалась Западная Славония. Общая численность населения этих территорий составляла 400-500 тысяч человек.

1991 год прошел в исключительно интенсивных боях – городские бои в Вуковаре, яростные наступления сербов в Западной Славонии, «Кровавая пасха» на Плитвицких озерах. Несмотря на то, что сербы действовали при поддержке вооруженных сил Югославии, в целом именно они владели инициативой.

Однако в начале 1992-го года боевые действия практически остановились. Было подписано перемирие, по итогам которого с территории Хорватии полностью выводились силы югославской армии. Ополчение Краины единолично оставалось на линии фронта. Хорваты получили возможность перебросить силы в Боснию и там участвовать в операциях против сербов.

Сербские автономии Краины быстро погрязли во внутриполитической борьбе. Военные вопросы оказались задвинуты на задний план. В 1992 году Милошевич на встрече с лидерами Краины произнес фразу, лучше всего характеризующую положение дел в республике: «Вы не хотите воевать, вы не хотите переговариваться, чего вы вообще хотите?!»

Беда в том, что сам Милошевич не показал иного лучшего пути.

Население Краины быстро сокращалось – несмотря на то, что боевые действия велись вяло, мало кто хотел жить в тени гаубицы. Зато внутриполитическая жизнь была просто-таки перенасыщена – менее чем на полмиллиона человек приходилось десять партий. Власть менялась каждые несколько месяцев. Ни руководство Краины, ни руководство Югославии не сделали достаточно – честно говоря, они не сделали практически ничего – для укрепления боеготовности сербских анклавов. Куда больше усилий затрачивалось на нейтрализацию добровольческого движения, собственно, в Сербии.

Несмотря на появление в Хорватии миротворцев ООН, боевые действия продолжались. Однако на сей раз инициативой владели хорваты. Солдаты ООН фактически игнорировали активность хорватских сил. Сербы терпели поражения. В январе 1993-го года хорваты отбили поселок Масленица и несколько прилегающих сел, что стало первой ласточкой крупных неприятностей. Сербы проявили полную пассивность. Белград протестовал, но этим все и ограничилось.

Почувствовав слабость противника, хорваты начали готовить крупную операцию, которая должна была покончить с сербскими анклавами в стране. В этом их поддерживали США через ЧВК MPRI. Специалисты предприятия обеспечивали разведку, консультации и тренировку боевых подразделений, в первую очередь сил специального назначения. Кроме того, Хорватия в обход международных ограничений активно получала вооружение – как советского, так и западного производства. Хорваты создали подавляющее численное преимущество и могли начать наступление в комфортных условиях, так как имели возможность как следует его подготовить.

Операции «Блесак» и «Олуя» («Молния» и «Буря») в кампании 1995-го года привели к полному крушению Западной Славонии и Книна. Восточная Славония была реинтегрирована в состав Хорватии без боевых действий. До 200 тысяч сербов стали беженцами.

Почему сербы проиграли, а хорваты одержали убедительную победу? Фактически после первых боев, когда сербы добивались пусть кровавых и трудных, но успехов – Белград отдал инициативу противнику. Сербы погрязли во внутренних сварах, не уделяя должного внимания военному противнику, который все это время оставался на расстоянии вытянутой руки. Когда потребовалось напрячь все силы, Югославия не смогла и не захотела поддержать собственные «народные республики», а оппонент уже добился серьезного численного и качественного перевеса.



Путь в Гаагу

Дальнейшие события общеизвестны. В 1999 году воздушная кампания НАТО вынудила сербов сдать населенное албанцами Косово. Победители устроили этническую чистку, в крае практически не осталось сербов. Вскоре край провозгласил независимость. Черногория покинула Югославию по итогам референдума. Сербия осталась в нынешних границах, потеряв все влияние на Балканах. Капитуляция по всем фронтам не принесла ей никаких преимуществ за исключением прекращения прямого физического уничтожения – она до сих пор не входит в структуры ЕС и не стала частью западного мира, несмотря на все реформы и усилия.

Для Милошевича вся эта история кончилась особенно скверно. Он потерял власть по результатам восстания в Белграде в 2000-м году. Затем он был арестован. В июне 2001 года Милошевич был тайно выдан в Гаагу. Его судили за предполагаемые преступления в ходе конфликта в Косово, но бывший лидер Югославии не дождался приговора. 11 марта 2006 года он умер от инфаркта в своей камере. Схожая судьба постигла практически всю политическую и военную элиту самопровозглашенных сербских республик.

Едва ли смерть югославского правителя можно назвать славной. Когда-то он отказался от попыток выиграть свою войну и погнался за миражом политического решения. Однако это политическое решение состояло в безоговорочной капитуляции и съедении Югославии, а также персонально Слободана Милошевича.

Война выигрывается на поле боя. А по итогам войны подписывают мирный договор.

Договорняк вместо настоящего мира может казаться хорошей идеей.

Но между волком и бараном не бывает договоров.

Барана просто съедают.

Комментарии:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Боевой листок » Мнения » Евгений Норин: Переговорный тупик или как договорняки погубили Югославию Милошевича
БоевойЛисток.рф: свежие методички Русского Мира, Руссо пропаганда, Руссо туристо с гастролями оркестров, сводки с фронтов,
скрипты и скрепы, стоны всепропальщиков, графики вторжений и оккупаций, бизнес-патриоты и всякий цирк.
© ИА "Боевой листок". Россия. 18+. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых на сайте статей.
Жалобы, вопросы и предложения направлять: boevojlistok@ya.ru