Андрей Морозов: Связь, ложь и видео. История о том, как у российской армии украли связь (и БПЛА)

Мнения: Андрей Морозов
08 октябрь 2022
Андрей Морозов: Связь, ложь и видео. История о том, как у российской армии украли связь (и БПЛА)


Глава 1. Кое-что, что надо знать о жестоком и циничном мире наживы и чистогана.

Прежде, чем перейти собственно к рассказу о тактической военной связи в современных ВС РФ, я, в качестве иллюстративного материала к описанию нравов российской бюрократии, приведу пример из далёкого 2010 года, когда в Москву, в одно из узкопрофильных медучреждений (фтизиатрия, “лёгочники”) перевели медицинского чиновника из Кемерово, представлявшего из себя типичного жлоба-рвача, дорвавшегося до вожделенной бюджетной титьки.

Это было прекрасное время, когда “на медицину начали давать деньги”, но давать их начали всем, кроме врачей. Ремонтировали больницы, закупали оборудование, а вот врачей порадовать трудовым рублём в темпе, опережающем инфляцию, не спешили.

Так вот, одним из наиболее характерных свершений чиновника по службе стало “освоение бюджета”, богатого бюджета, Москва всё-таки, на закупку навороченного диагностического оборудования. При котором освоении вместо трёх разных диагностических комплексов, которые вместе закрывали все потребности учреждения, были куплены три комплекта одного и того же, два из которых благополучно стояли в заводской упаковочной плёнке, пока один работал.

Почему чиновник так поступил? А потому что норма отката у фирмы, продававшей в России купленные однотипные комплексы, была выше, чем у тех фирм, что продавали комплексы не купленные, двух других необходимых типов. А на конечную эффективность купленного ему было плевать. Главное - урвать.

В том месте и в то время непосредственно от этого “освоения” никто не умер, хотя качество лечения в учреждении в итоге выросло ни разу непропорционально затратам на оборудование. В условиях, я напомню, необъявленной эпидемии туберкулёза в РФ и в Москве в частности, связанной с массовым завозом из Средней Азии носителей его открытой формы в её самых труднозалечиваемых вариациях. Но из-за того, что никто тогда и от этого акта "попила" никто не умер, менее типовым для нравов российских чиновников во всех сферах “освоение” от этого не стало.

Я откуда знаю эту историю – мне её медик из этого учреждения рассказал, мрачно напевая в качестве пролога гребенщиковского “Человека из Кемерово”. Я, собственно, вам уже рассказывал эту историю, и там по ссылке даже есть ФИО главного героя, но вы вряд ли помните. Там много вкусного было вроде момента, когда этот говнюк, экономя на дворниках, заставил врачей территорию подметать, но это уже для нас сейчас второстепенные детали.

Главное, мы теперь знаем, почему при огромных расходах на госмедицину и гособразование в “жирные годы путинской стабильности” мы, в итоге, остались и без того, и без другого. Потому что кадры решают всё. Можно украсть на хитрых схемах с трудоустройством таджиков дворниками, но с зарплаты бюджетника не украдёшь, поэтому зачем ему платить больше? Не надо этого экстремизма! Давайте лучше ещё раз больницу отремонтируем или оборудование купим, которым никто не будет пользоваться. Потому что на этом украсть можно. И можно украсть много.

И кадры или стали изначально выбирать другие профессии, потому что слова “врач” и “учитель” стали синонимами слов “лох” и “лузер”, или стали уходить “в частный сектор”. Как вам это объяснить… Ну знаете, как ЧВК “Вагнера”, куда псковские десантники сваливали от женераля Каплия, который стриг с них “добровольные” пожертвования на храм ВС РФ, только наоборот – для медиков и учителей. Ну там “Наш бизнес – жизнь, и он идёт хорошо!” - вполне себе слоган для частной клиники.

Так мы, с помощью нехитрой репризы-подводки, собственно, переходим от первых двух столпов государства по версии Голды Мейер, врача и учителя, к третьему – солдату.

Глава 2. Кое-что, что надо знать о Красной Армии.

Следующий иллюстративный материал по теме датируется августом 2015-го года, когда я вернулся в Москву после лета, проведённого на танковых полигонах луганщины (сначала мы ездили пиу-пиу на полигон “двойки”, но потом ОТБ “Август” стал накатывать свой полигон “Круглик” под Лутугино).

Вернулся я на какое-то время поработать в нашу московскую айтишную контору, которая тогда делала сеть и пожарку в большом офисном комплексе в ПриМКАДье. Это вы должны помнить, там был юмор ниже пояса. Контора тогда херачила день и ночь, в нашем любимом режиме all-out-attack, и то, что я - типоадмин смягчающим обстоятельством не являлось. Херачил, как и все, монтажником до конца сентября, а потом ещё кусок октября, до ноябрьского возвращения на Донбасс, ходил переделывать косяки за сторонней бригадой, нанятой шефом в момент окончательного быть-или-не-быть по срокам.

Так вот в обеденные перерывы и во время переодевания из повседневного в рабочее утром и обратно вечером, мы таки с монтажниками общались. И я удовлетворял их естественный интерес к теме того, чем я занимался на Донбассе. А занимался я летом 2015-го связью в ОТБ “Август”, отдельном уже не механизированном, а чисто танковом батальоне (минус "Ведьма", "Магистр" и мехрота) корпусного подчинения 2-го армейского корпуса НМ ЛНР. Уже не как НС батальона, каковым был во время Дебали, а как волонтёр, и, в том числе, припёр на батальон большую партию портативных станций Р-169П1-01, работающих в “танковых частотах”, ограниченных диапазонами старых советских танковых радиостанций Р-123 и Р-173, то есть от 30 до 50 Мегагерц.

Это – специфический диапазон, который находится выше оккупированного автомобилистами и дальнобойщиками CB (Cи-Би), пересекаясь с ним только парой частот одного из не используемых в РФ поддиапазонов CB, но ниже традиционного 144-го VHF, который умеют портативные “Кенвуды” и “Баофенги”. Собственно, диапазон и называется Lowband-VHF, “нижний VHF”. Р-169П1-01 как раз и разрабатывались на рубеже веков для применения силовыми структурами как портативная замена советским пехотным Р-158 и Р-159, не очень удобным и, особенно в случае с Р-159, громоздким. И мы тогда, весной 2015-го, разобравшись в ситуации “что есть на рынке и что пригодно для войны”, как раз начали выкупать эти рации у оборотистых российских прапорщиков, которые их "списывали" из своих воинских частей, получавших более новую технику.

“Аааааа, - понимающе сказал тогда один из наших монтажников, - сто шестьдесят девятые…”

Я к тому моменту уже знал достаточно об уровне показухи в ВС РФ, связанной со связью. Знал, например, что “Танковый биатлон” можно выиграть с неисправной связью, “на вожжах”. Это когда командир танка привязывает к погонам на плечах механика две верёвочки и тянет то за одну, то за другую, то вместе, командуя таким образом повороты и торможения-разгоны. Полигон знакомый, мишени не отстреливаются, так пуркуа бы и не па? Настоящий-то бой, конечно, так не выиграешь. Но когда он будет-то, настоящий-то бой? Но то, что рассказал наш монтажник, только что вернувшийся из армии, переживавшей, как мы знаем, невиданный подъём, удивило даже меня.

Парень служил в мотострелковой части. Номинально в части было необходимое количество Р-169П1-01, реально же, поскольку профессионального радиоремонтника среди связистов этой части не было, эксплуатируемые много лет военными рации представляли собой коллекцию разной степени полутрупов с повреждёнными антеннами и, как следствие, пострадавшими от этого выходными каскадами. То есть формально внешне одинаковые рации в реальности имели каждая свою реальную дальность передачи - от многих километров до нескольких десятков метров. И, после получения вводной на каждые новые учения, связисты садились думать над планом полигона – кому из бойцов и комсостава какие именно радиостанции раздать, чтобы связь была. Чтобы внутри нужных групп абонентов все друг до друга дотягивались, а рация с наибольшей дальностью оказывалась именно у того человека из группы, кому могло понадобиться вызвать другую группу, сильно удалённую от первой. И, пока все стоят или перемещаются четко по плану учений, связь вроде бы есть. Разумеется, всё это накладывалось на полностью ухайдоканные многолетней службой батарейки, что придавало учениям, с точки зрения связи, особенную красоту момента. Как там говорил капитан Врунгель у Некрасова про сломанные часы, которые дважды в день показывают верное время… угадать, в какой именно момент это происходит - “зависит от личных способностей наблюдателя”.

Так вот, благодаря не профессионализму, но изворотливости связистов воинская часть была достаточно боеспособна и управляема для полигонных “показушек” “в моменте”, то есть пока работают изношенные батареи и только по заранее известной расстановке людей на местности. В реальности же, в полноценной боевой ситуации, в боевых действиях на сутки и больше на значимой площади местности, связи у воинской части не было бы от слова “совсем”.

На бумаге – да, 100%. В реальных боях, если они случатся, – ОКОЛО НУЛЯ.

Собственно, монтажник этот у нас в конторе был не один отслуживший в армии, связистом примерно тогда же отслужил ещё один монтажник. Тому во время службы довелось поучаствовать в организации связи на праздничном Параде 9 мая в Москве. Но при попытке распросить его о том, как это выглядело “изнутри”, монтажник делал лицо Чебурашки с вьетнамскими флэшбеками.

В общем… “Сильна Красная Армия, но связь её погубит!” – успел сказать маршал Будённый до того, как его именем назвали Военную Академию Связи.

Здесь должна была быть реприза-подводка про Муад'Диба и Проповедника в Арракине через отсылки к управленческому кризису при Алии в "Детях Дюны" подводящая к третьей главе, но, обдумывая её, я залип на видении Будённого, в бурке и стилсьюте, правящего песчаным червём, размахивающего крис-шашкой и кричащего "Да здравствует Третий Интернационал!".

Глава 3. (Лирическое отступление) Мои читатели.

Одной из наиболее забавных реакций на первые две главы моего повествования стал перепост в каменты в “Янине” вот этой цитаты из Невзорова по поводу ситуации с призванными в Оренбурге, которых призывающие обозвали “мясом”, а призванные на это обиделись и написали жалобу:

Где-же Илья Ефимович? Где же Репин ? Он тут же написал бы картину «Мясо пишет письмо директору мясокомбината» : грудинка орет, окорок скандалит, рулька оскорблена, а корейка и вырезка напились и спят на полу забойного цеха.

Уж и не знаю, что другой мой читатель за меня додумал, читая свои мысли и свою логику в моих текстах, но в то же утро 4 октября мне в почту он прислал такое:

Царь был не в курсе.
Всё попиздили бояре, а он святой.
Грёбаный Экибастуз, Андрей, я считал Вас умнее.
Или вы решили дорогой Лебедя полететь? Наобещали чего?
Перспектива сомнительная, мягко говоря.


Хорошо, давайте я выделю отдельную главку под объяснение того, почему и для кого я это пишу. Раз уж никого не убедила правда – что Вова Грубник попросил меня всё бросить и написать про это, а Егор Холмогоров посетовал на то, что писать надо, но адаптируя/дробя лонгриды под формат “Телеграма”. И я последовал обоим советам.
Пережую вам эту правду ещё раз. Мелкими кусочками, без моих любимых предложений на три строчки, в которых играет вся красота и стройность нашего великого и могучего русского языка, хотя не все могут прочитать их сразу от начала до конца, уловив суть с первой попытки.

Я это всё не для начальства пишу. Не в надежде, что “Товарищ Сталин не знает!”. Гражданин Путин не “не знает”. Он не хочет знать. Иначе бы давно знал. Иначе бы всё давно было иначе. Он попробовал бы во всём разбираться, и его бы за это наказали. И заменили тем, кто не хочет разбираться во всём, таким Путиным, какого мы имеем сейчас. Который такой Путин, потому что НУЖЕН БЫЛ ИМЕННО ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК НА ЭТОМ МЕСТЕ.

Нет смысла в диалоге с тем, кто врёт тебе в лицо. Тут только морду бить или махнуть рукой и уйти, прекратив бессмысленную трату времени.

Выйдет Путин, скажет на всю страну “Да, это мой дворец…” Ничего больше. Ни “зачем” он ему, ни “почему тайно”, ни “откуда деньги”, ни “а что дальше”. Просто честно скажет хотя бы только это. И с этого можно начать продуктивный “диалог с властью” о чём-либо.

Для кого я пишу? Я пишу для своих простых читателей. Которым разгребать это говно. Которым при этом разгребании на пустой желудок годами обливаться потом, а кому - и кровью. Я уже 15+ лет рассказываю им, как работает государство, в котором мы живём. Увы, тексты до августа 2009 года можно сейчас почитать только на “Тифаретнике”, но и написанное с 2009-го должно бы уже прояснить многим умы.

“Наши” не придут. Все “наши” – это мы.

Так, с присущим ему лаконизмом, говорит Грубник и, к сожалению, он прав.

Можно сейчас, во время войны, деятельно заняться демонтажом остатков нашего государства, можно сражаться, собирая по мелким кусочкам новый, реально работающий механизм, пока скрепит и рушится, исходя трещинами измены, тайной и явной, механизм старый. Каждый выбирает сам, что ему делать. И не обижайтесь потом, если вдруг по “Антивоенному майдану” в Москве одновременно с новостью о “Свержении Путина”, полетят обещанные ещё в далёком 2005-м году миномётные мины. И я не обижусь, если меня пристукнут до этого. Смогут – значит смогут. Как говорил мой дед, когда я спрашивал у него про исход футбольного матча, который он садился смотреть по телевизору – “Это футбол, Андрюша! Мячик круглый!”.

Да, вопреки распространённым теориям моей нынешней “сетевой безнаказанности”, я не принадлежу к “номенклатуре АП”, как принято было или принято до сих пор, не знаю, называть “незаграничную агентуру” Управделами. Просто в 2005-м году кое-кто из чиновников АП решил пополучать плюсики и премии за деятельность “Красного блицкрига” (ТМ) против "либералов". Мол, “это наш проект”, хотя вся наша деятельность тогда строилась на смешных ресурсах нашей маленькой группы.

Будучи в курсе этого пикантного момента, я был только рад тому, что и агентура нашего противника в АП доложит ему, противнику, что мы – “апэшные”, и противник будет думать, что наши цели и скорость/качество наших реакций тоже “апэшные”. Это помогло нам выиграть в 2005-м с разгромным счётом, утопив в собственной безмозглости обе главные либеральные “молодёжки”, молодёжные политические организации, которые готовились тогда на роль “анижедетей” будущего госпереворота.

И да, “курировал” эти молодёжки тогда от “Яблока”, я уже писал об этом, мало кому тогда известный адвокат и начинающий блоггер Алексей Навальный. Помогал ли он сам “Красному Блицкригу”(ТМ) топить своих подопечных, потомственных либералов Илью Яшина и Машу Гайдар, чтобы освободить путь себе, селф-мейд-мэну без родителей-с-положением, - интересный вопрос, на который он сможет ответить вам сам, если захочет, когда выйдет из тюрьмы. Очень на то похоже. Надеюсь, я до того успею изложить в деталях историю "Летней кампании 2005 года". Хотя времени на это хронически не хватает. Всё-таки война.

Ну а пока, прежде чем вернуться обратно к нашей теме… попробую в лаконичность.



В реальности, кстати, остзейский немчина фон Кнюпфер не был похож на своего литературного двойника, с которого что-то очень многие стали брать пример в последнее время.

По свидетельству Бартенева, когда немцы, уже захватившие почти весь Эзель, предложили Кнюпферу почетные условия сдачи, он сказал, что "шкурников", которые приведут к нему парламентеров, он прикажет расстрелять, а самих парламентеров повесить.

Часть 4. Desperados.

Русский солдат, дорогие читатели, практически всемогущ, особенно когда он заодно со своим русским офицером. Вы это знаете и без меня, наверное, поэтому неизбежен вопрос из зала “Ну так если у вас что-то украли, почему вы это не достанете как-то обратно? Вы же русские, вы можете невозможное!” Или чем-нибудь замените.

И действительно, современная военная история России, пусть и негласная, знает успешные примеры преодоления нашими солдатами вместе с младшим и средним комсоставом таких мощных “воровских схем”, что диву даёшься. Когда у тебя крадут нормальную военную форму, ну то есть когда выезжают из РФ фуры с хорошим “пикселем”, пошитым по ГОСТам, а приезжают в ЛНР и ДНР на склады фуры с “пикселем”, пошитым зэками под палкой из синтетики-“стекляшки”, ты просто положишь болт на это и идёшь в военторг покупать тот самый, предназначенный тебе хороший “пиксель”, который ты должен был получить от Родины даром (Нет, я сейчас не про те 1,5 миллиона комплектов ВКПО/ВКБО, которых почему-то не оказалось на складах МО РФ. Этих 1,5 млн., скорее всего, вообще никогда не было нигде, кроме бумаги, я про мошенничество меньшего калибра – когда воровали на качестве формы, которая реально шилась, просто шилась из говна и, видимо, зэками на "швейках" зоновских "промок", а потом выдавалась людям вместо пошитой по ГОСТам, которая шла в военторги РФ и Республик).

Форма – херня, решаемо. Но что делать, если у двух армейских корпусов, донецкого 1 АК НМ ДНР и луганского 2 АК НМ ЛНР, годами воруют резину на вездеходные армейские грузовики “Урал” и “Камаз”, которую нельзя ни купить в Республиках за свои, ни ввезти в них, купив за те же свои или за волонтёрские деньги в Ростове? Потому что это “товар двойного назначения”, поставки которого запрещены из РФ в Республики, которые для России, до 22.02.2022, де-юре - территория Украины. Запчасти, особенно мелкие, можно было как-то привезти. Крупные – сканнибалить с того, что не ездит. Но резину-то как?

Весной-летом этого года, да и сейчас тоже, в “Зоне проведения СВО” можно было легко узнать, чья колонна тормознула вдоль дороги, россиян или донбасян, даже не заговаривая с водилами и не глядя на тактические знаки на дверях грузовиков. Просто приглядевшись к скатам ближайшего “Урала”. Если протектор лысый как коленка – наши, если рисунок ещё сохранился – значит 90% вероятность, что россияне.

Семь лет у Корпусов Народной Милиции воровали грузовую резину, весьма востребованную в РФ на гражданском рынке. И немногие крохи этого дефицита, проходившие из РФ, не выдавали в части, а продавали в части тем, кто даст бОльшую взятку. Кто воровал, сколько человек и из каких именно армейских кланов озолотилось на этом – пусть контора пишет, наше дело – рассказать о том, как это превозмогали те отчаянные люди, которым надо было защищать свой дом от нацистов.

Первым решением, разумеется, было заменить на 80% задач большегрузные машины более мелкими - всевозможными гражданских моделей бусиками для поездки по асфальту и УАЗами-“Буханками” и “Головастиками” для выезда на грунтовые накатыши. Причём гражданскими бусиками дизельными, ибо бензиновый транспорт был в условиях постоянной езды реальным разорением для любой части, ну разве что кроме РЕАДНов с бензиновыми “Уралами” в роли БМ-21 и машин обеспечения. Как бензиновый “Урал” в нашей армии называется? Правильно - “Кормилец”. Есть бензиновый “Урал” – ставь его на домкраты в бокс и пиши путёвки, а бензином с этих путёвок заправляй бусики и легковушки, которые на самом деле будут возить людей и грузы.

Ну а если ты обычный, не реактивный, артел или, того хуже, пехотей, то рожай, родной, себе дизельный бусик гражданского образца, да неприхотливый желательно, чтобы казённой соляркой “для танков” не блевал. Для понимания масштабов ада с километражом постоянных рабочих разъездов дам простой пример – покупка на “разборке” в РФ и мучительное затаскивание в 2020-м году в ЛНР через нелицо малобэушного дизельного мотора на машину начальника штаба “Призрака” окупила себя по времени быстрее, чем получилось её осуществить. То есть мы дольше ждали возможности как-то ввезти мотор, чем он себя “отбил” за счёт разницы в стоимости поездок на солярке, которая хотя бы иногда была народная, как положено, и на бензине, которого практически никогда не было на нужный километраж поездок – покупай за свои. А свои, несмотря на то, что по меркам ЛНР платили тогда военным хорошо (по меркам РФ – копейки, разумеется), очень быстро заканчивались, потому что чуть менее чем вся служба, которая приносила реальную пользу, делалась людьми “за свои”, а с Родины доходили только крохи БК и вооружения.

В кабинете нашего покойного комбата “Доброго” в те годы всегда стояла в углу за диваном двацатилитровая канистра. Я как-то спросил его “Алексей Геннадич, зачем канистра, если не секрет? Чтобы как в “О чём говорят мужчины” выступить?”

“Нет, - засмеялся “Добрый”, - это мой НЗ бензина на поездку до Луганска и обратно в любое время суток, в любой день. Независимо от того, какой это по счёту день после зарплаты. Есть деньги, нет уже денег. Вот, 20 литров бензина всегда есть. Поехал, получил выговор, вернулся. Хоть среди ночи. А потом придумай – где ещё 20 литров до зарплаты взять”.

Словом, гражданские дизельные бусики были спасением, потому что самые длинные и частые “плечи” приходилось всё-таки делать в тыловые штабы и службы, а на передовую из Кировска возить людей, паёк и уголь было относительно недалеко, так что “Буханки” и “Головастики” не разоряли. И вот однажды, где-то в районе рубежа 2016-2017 гг, у “Призрака” забрали на корпус один из бусиков, доставшийся в 2014-м “по мобилизации”. Кто-то ”мобилизовывал” тогда у коммерсов пафосные паркетные иномарки с формулировкой “нам на боевые ездить”, при том что иномарка с асфальта съехать и не сесть на пузо не могла, ну а в Алчевске люди с какого-то частного предприятия, начальство которого сбежало в укропию, “мобилизовали” неказистые, но дизельные и достаточно крепкие бусы.

И вот Корпус, наше луганское командование, захотел себе этот бус, бегавший с наклейкой “Призрака”. “Отжать” через ВАИ машину, чьё происхождение, с точки зрения юридических документов, более чем туманно, проблем не составляло. И бат остался тогда без основных извозных колёс. И “Добрый”, на тот момент то ли ещё зампотыл, то ли уже комбат, он не уточнял мне летом 2017-го, рассказывая историю, когда именно это было, писал рапорт на комкора с объяснением реальной транспортной ситуации. Мол, в текущих условиях нечем больше ни грузы возить на фронт, ни людей. И получил на рапорт письменную резолюцию тогдашнего комкора-россиянина – “ХОДИТЕ ПЕШКОМ!”.

“Знаешь, - сказал Добрый, - как хотелось ниже приписать “ВОЮЙТЕ САМИ!” и уволиться?“

Решайте сами, дорогие читатели, чем считать такое поведение добровольцев из РФ и луганчан, годами терпевших подобное отношение сверху, - конченым терпильством или желанием при любых раскладах защищать от нацистов миллионы благодушных российских обывателей, даже если те наглухо самоустранились от того, что творится у них в государстве и в армии.

Меня, применительно к нашей основной истории, про связь, интересует стратегическая транспортная ситуация, в которой личный состав и низовое командование порвали пупок, но заменили более мелким транспортом армейские грузовики, на которые не было ни запчастей, ни резины. Чинили старьё, покупали б/у за свои. НАДО. Но некоторые вещи всё-таки возить бусиками не получается. Например артиллерийский БК или большие количества личного состава одномоментно. Так что как-то резину, хоть бэушную, но надо было доставать.

Схема народного превозмогания ситуации с резиной на “Уралы” и “Камазы” в Корпусах родилась не сразу, но была волшебна и распространялась среди подразделений как тайное сакральное знание. Когда та или иная часть отправляла свои машины “дорогой длинною да ночной лунною” через границу в РФ, в “Военторг” (см. соответствующую съёмку с БПЛА ОБСЕ, сделанную, кажется, году в 2018-м с которого момента это всё уже не тайна), в грузовик с собой бойцы брали ящик водки. В ЛНР это была “Луга-нова”, в ДНР, видимо, брали коньяки, они там, говорят, из настоящего коньяка.

И вот, по дороге в указанный военам филиал “Военторга” в Ростовской области, воены заезжали на военную базу, занимавшуюся, среди прочих автодел, кучкованием отправляемой на утилизацию списанной из ВС РФ по износу автомобильной резины. В том числе, разумеется и в первую очередь, грузовой. Потому что в РФ на лысой резине военным ездить нельзя – ты же участник интенсивного дорожного движения в цивилизованном месте. Любое ДТП из-за лысой резины – и придётся что-то мямлить в суде.

Там, на базе, донбасян уже ждали оборотистые прапорщики, подбиравшие среди привезённого им под списание из ВС РФ наиболее сохранившиеся шины. Ящик водки доставался прапорщикам, а более-менее хоть как-то живую резину тут же обували на машину донбасян. И стёртые до лысины, а то и до вылезающего корда, скаты донбасян шли на утилизацию вместо списанных россиянами полуживых, которые ставили донбасянам, и на которых они потом много месяцев активно ездили на Донбассе.

При этом, разумеется, попустительством высших сил все машины числились как получившие новую резину. Однажды, проводя проверку в одной из частей ДНР, сотрудник одной спецслужбы поинтересовался:
- У вас в бумагах написано, что на машинах новая резина.
- Да.
- А на самом деле она лысая!
- И?
- ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?
- Что по бумагам – новая, а на самом деле - лысая. Что вам не понятно? Вроде у вас там тупых не держат, должны понимать.

И так или примерно так на протяжении семи лет было со множеством предметов снабжения. Взятки, подкуп, шантаж, титанические многоходовые афёры … у людей, которым надо было мизерными силами держать фронт, всё шло в дело при добыче необходимого для этого своими силами. И, пока кто-то в РФ неиллюзорно обогащался, сбывая налево следом за казённой соляркой казённую авторезину, донбасяне скидывались на “Луга-Нову” и коньяки как прапорщикам, так и старшим по званию лицам. Ну а кто не хотел, тот зимой по неделе не мог грузовиком проехать на позиции из-за гололёда или грязи.

Зачем я написал эту главу “просто про воровство в армии”, никакого отношения к связи вроде бы не имеющее? А затем, чтобы мои читатели поняли до конца всю смертную тоску трагедии со связью, которая будет изложена далее. Потому что русский солдат и русский офицер, служащие своей Родине, а не своему карману, столкнувшись с тем, что у них что-то украдено старшими по званию товарищами, наверняка бы придумали, как им добыть то, что украли или хотя бы его часть, да даже - просто выкупить обратно, как покупались, например, “с рук” в России прицелы на призраковскую миномётную батарею в 2016-м, кажется, году. Но трагедия истории со связью состоит в том, что украдена была сама возможность физического существования необходимого. Нельзя ни выкупить, ни выменять, ни выболтать, ни выгрызть из начальства с мясом то, чего в природе не существует. Почему этого не существует – об этом в следующей главе, в которой мы закрепим ранее полученные знания о Красной Армии. Ужо простите мне скрупулёзность в изложении ситуации и обилие иллюстративного материала. За семь лет привык к тому, что без множества красочных картинок эпичного масштаба народу трудно поверить в то, сколько и чего у него украдено. В то, сколько и чего не было сделано. Вот сейчас, если бы, пока я это писал, официальные лица не заговорили в открытую про полтора миллиона комплектов формы, которых не нашли на складах, вы бы мне поверили?

Ну а раз эту историю уже озвучили, то я позволю себе рассказать ещё одну, 2015-го примерно года образца, когда старлей-зампотех одного из танковых батальонов ДНР поехал в РФ получать ТРМку. Ушлый старлей, дядька в годах уже за 50, служивший в танках ещё до развала СССР и знавший то ли шесть, то ли семь способов завести танк (don't ask, мне он не успел рассказать, пока общались), когда кэп-россиянин подвёл его к потенциальной "покупке"... включил фонарик и полез под машину! И быстро выяснил, что машина-то без раздатки. Ну вот так вот. Расканнибаллил кто-то по военной нужде или на продажу.
- Ничего не хочешь мне сказать?
- Что раздатки нет? Так вам же проще её будет тащить на жесткой сцепке! А потом спишете в ремонт, она обратно поедет, отремонтируют. Когда-нибудь.

Думаю, излишне говорить, что преклонных уже лет дяденька из Макеевки нихера не ради таких развлечений в армию пошёл, у порога его родной Макеевки стоял безжалостный враг, которого надо было сдерживать, для этого нужны были танки, для танков нужна была ТРМка. РАБОЧАЯ. Потому что танки надо ремонтировать, и делать это, по возможности там, где эти танки работают, а не на ближайший завод тащить из-за каждой мелочи.

И старлей не выдержал. И спокойным, дружеским тоном сказал:
- А давай тебе яйца отрежем, капитан!
- Зачем, - оторопел россиянин.
- А ЧТОБЫ ТВОЕЙ ЖЕНЕ ПРОЩЕ БЫЛО ПЕРЕЖИВАТЬ ВАШЕ БЕСПЛОДНОЕ СОЖИТЕЛЬСТВО!
И с диким скандалом всё-таки получил полностью комплектную машину, которую, разумеется, тоже облазал с фонариком и только что не обнюхал.

И, поскольку людей с таким подходом к делу из РФ завозили в Корпуса всё чаще, ершистый языкастый старлей вскоре неизбежно 1-й Корпус Народной Милиции ДНР покинул и очутился в спецназе "Министерства доходов и сборов ДНР", где стал зампотехом бронегруппы. В которой был самый вылизанный Т-64А, который я видел в своей жизни с работающей радиостанцией Р-123. А ещё там был Т-72, который корпусники на учениях загнали в силосную яму и утопили в ней, после чего "ташкентские" танк у россиян-советников выкупили, кажется, за ящик коньяка, намалевали на нём две полоски и потащили тралом в ремонт под видом трофея.

Не верите? Ну хорошо. Захару Прилепину поверите? Лежал у меня где-то скрин из его ВК, как он, типа глумясь над укропами, предлагал им донатить ему по какому-то поводу, после чего допускал непростительную ошибку. Он спалился: "А мы на эти деньги ещё БК купим!" Покупал Захар патроны для своего батальона, подчинявшегося вместе со всем остальным ПСНом лично Захарченко, разумеется, не у укропов, а у россиян-советников, списывавших их на учения и прочее в Корпусе. Правда, жгли их потом "прилепинцы" по ночам совершенно немилосердно в попытках истреблять ёжиков, принимаемых за подползающие укроДРГ. Посты первой линии обороны оглядывались на них и комментировали - "Чудяяят..."

Ну и, конечно, мне можно предъявить не только многословность, но и кичливость заголовка для всей серии материалов, хотя эти предъявы будут малочисленны, ибо фильм, снятый в 1989 году, к которому идёт отсылка, уже мало кто помнит. Обычное “авторское кино” того периода для Запада, которое у нас потом в 90-е подавали как откровение. Выбрал я его именно потому, что увидел схожесть ситуации между нашим обществом и нашим государством, которая сейчас возникает и грозит разродиться крупными, очень крупными неприятностями, и ситуацией в конце фильма, когда супругам, скажем так, становится необходимо о многом поговорить. Так что я считаю эксплуатацию названия более чем умеренной. Вот если бы я выбрал в качестве заголовка или подзаголовка “С широко закрытыми глазами”, снятый через десять лет, уже на следующей волне “сексуальной революции”, но с примерно аналогичной ситуацией в финале, тогда да, меня можно было бы упрекнуть в стремлении к кичливым заголовкам, потому что его-то все помнят, ну или, как минимум, многие. А так – отклоняется. Тем более что есть ещё одна причина для именно такого названия - в финале будет видео. Того, как всё на самом деле.

Ну и, в качестве "побочки" от основной работы материала, мы получаем ответ Донецкому на вопрос Как при таких исходных, отсутствии ударов по коммуникациях и численности в пять раз меньше, мужики до сих пор держат?

Это - русские. Им надо, они делают.
Только старлей-танкист - армянин. Хотя, вы, наверное, это уже и так поняли.

Комментарии:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Боевой листок » Мнения » Андрей Морозов: Связь, ложь и видео. История о том, как у российской армии украли связь (и БПЛА)
БоевойЛисток.рф: свежие методички Русского Мира, Руссо пропаганда, Руссо туристо с гастролями оркестров, сводки с фронтов,
скрипты и скрепы, стоны всепропальщиков, графики вторжений и оккупаций, бизнес-патриоты и всякий цирк.
© ИА "Боевой листок". Россия. 18+. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых на сайте статей.
Жалобы, вопросы и предложения направлять: boevojlistok@ya.ru