Гост Юнгер: "Пятьдесят девять дней штурмовика" (Продолжение. Одиннадцатый - Двадцатый дни)



Продолжение. Начало здесь


Одиннадцатый день. "Затишье".


Командир объявил ротацию.
С каждого опорника по одному бойцу уходят на сутки отдохнуть в деревню.

От нас ушёл Дарбука.

По рации слышу, что в тылу идут передвижения.
Подтягивают боекомплект к передку.
Артиллеристы накапливают снаряды.

Вдали, на рубеже соседнего 4 взвода, стрелкотня.

Над группой Ойтала постоянно кружит вражеская разведывательная "птичка".

У нас на позиции тишина.
Второй день не обстреливают.

Метров на сто посмотрели лесополосу впереди позиции.
Всё чисто.

Дальше открытое поле метров семьдесят и снова лесополоса.

Справа водоём. Утки плавают, живность плещется.
Погода сухая и тёплая. Курорт.

Сделал ревизию личных вещей. Выбросил все лишнее шмотки, оставил небольшой рюкзак с необходимым.

Самое-самое необходимое, это фонарик.

Если можно взять только что-то одно, кроме оружия, бери фонарик, без него тяжко.

Вообще там особую ценность имеет то, что светит и горит.

Если бы сегодня поехал на войну взял с собой:

-маленький рюкзачок.
-фонарик + 2 запасных аккумулятора.
-пауербанк 2 штуки.
-газовую горелку и 2 баллона газа.
-металлическую кружку
-пакет кофе, кусковой сахар и блок сигарет (сам не курю)
-5 зажигалок.
Ну ещё кило шоколадных конфет.
Всё.

Примерно так я и поступил год назад.

На дамбе, отступая, противник бросил огромную кучу всякого хлама, от зарядных ящиков до элементов сухпайков всех стран мира.

Ящики использовали как стройматериал, сухпайками питались.

Стало понятно, что тащить ничего не нужно.
Всё необходимое можно забрать у противника.

Дальше двигаться решил налегке.

В крайнем случае можно сбегать на предыдущую позицию за своими оставленными вещами.

Вечером Берканит пригласил на ужин.
У них с Дарбукой образцовый блиндаж, обувь снимать надо.
Светло, уютно.

Пообщались, познакомились, посмеялись.

Берканит хороший солдат, пулемётчик.

К оружию относится ответственно.

Месяца полтора уже в окопах.

На фишке днём показалось, что вижу кого-то, сигнализировал, он мгновенно с пулемётом рядом залёг изготовился к бою. Надёжный парень.
Рассмотрели вместе, оказалось дерево шевелится.

Говорит:
—Ничего. Лучше перебздеть. Бдительность на войне лишней не бывает.

Спокойно и быстро прошёл день.

У воды было прохладно и свежо. Спалось там великолепно.

Противник как-будто забыл о нас.

Но призрачные спокойствие и тишина были обманчивы.

В любую минуту мы готовы были услышать команду "Вперёд".

Двенадцатый день. "Разведка. Варенье. Бын".


Утром вернулся Дарбука.
Принёс из деревни вишнёвое варенье с косточками, моё любимое.

На ротацию ушёл Берканит.

Подошёл сапёр Яса, теперь он с нами до конца.

Турок собрал группу:
—Получена задача выдвинуться вперёд на разведку, нащупать позиции противника на противоположной стороне оврага.
Нужно обнаружить куда отошёл противник в зоне движения группы Ойтала.

Мы на возвышенности.
Ручей до водоема пересохший, вода в нём видимо бывает весной, когда с полей сходит снег. Сейчас сухо.

Турок командует.
—Со мной пойдут:
Сапёр, Электрик и...

—Я пойду!

Турок смотрит на меня подчёркнуто оценивающим взглядом. Сплевывает.

—Собирайся.

Обрадованный Дарбука даёт мне пол-литровую баночку варенья, их у него оказывается несколько.

Он и Чита остаются "дома".

Быстро собираюсь, беру с собой восемь магазинов к автомату и две гранаты.
Кладу в рюкзак бинокль.
Успеваю попить чай с вишнёвым вареньем (мало ли что).

Выходим.
Впереди сапёр, за ним Турок, я. Электрик замыкающий.
Все налегке, без лишних вещей.

Идём осторожно, не спеша, в основном молча.
Часто останавливаемся.

Впереди участок открытой местности 70 метров, его пришлось проползти.
Снова лесополоса.

Двигаемся дальше.

Беседка.

Среди всего этого пейзажа приличная деревянная беседка со скамейками.

Вокруг брошенные боеприпасы, продукты, ящики, коробки.

В беседку воткнут добротный топор.
Беру его.

Турок сверлит ненавидящим взглядом.
—Не трогай ничего до сапёра!
Воспитывает.

Втыкаю на место.
Обратно пойдём заберу топор.
Дарбука рад будет, он строитель.

По пути хаотично разбросаны разные военные вещи.

Тогда мне было трудно понять как они там появились и остались.

Сейчас понимаю.

Противник уходит, тащит всё, устаёт бросает что-то, потом ещё что-то, потом все.

Идём, ползем, крадемся.

Через овраг справа сеть окопов.
Это наша цель.

Необходимо установить:
Там противник или отошёл дальше?

От этого зависит план действий на завтра.

В течение нескольких часов наблюдаю за позицией, периодически докладываю Турку.

Парни нашли неплохие английские сосиски, сообразили пикник на природе.

Движение в окопах не наблюдаем.
Мало того, на бруствере спокойно прохаживаются местные чайки.
Видимо тоже кормятся брошенными сосисками.

Турок докладывает в штаб, что противник на позиции не обнаружен.

В ответ командир ставит задачу посмотреть ещё ночью, в приборы.
Выставить пост.

Турок вызывает Дарбуку и Читу с ночными приборами наблюдения.

Меня и Электрика отправляет на позицию. Уходим.

К полуночи группа возвращается убедившись, что на той позиции никого нет.

Неожиданно возвращается Берканит.

Доводит устный приказ:
—На рассвете быть готовыми к продвижению вперёд.

С ротации всех отправили по позициям.

Опасаясь радиоперехвата информацию довели устно, в эфире об этом тишина.

Вдруг слышу:
—Бын переходит в группу Турка.
—Гост в группу Ойтала.

В темноте быстро собираюсь.

Появляется запыхавшийся Бын.

Ойтал рядом, с другой стороны водохранилища, через дамбу.
Но она сплошь заминирована, там не ходят.

Тропу через овраги, обследованную саперами, я не знаю. Нужен проводник.

Стою с рюкзаком.

По рации:
—Быну вернуться на позицию.
—Гост остаётся у Турка.
—По свету разберёмся, мужики!

Это Гепард, замком взвода, грамотный командир, из военных. Решил не устраивать чехарду с обменом в темноте.

Недовольный Бын уходит обратно, я распаковываю вещи.

Подходит Турок:
—К Ойталу сбежать хотел?
—Я думал, ты от меня избавляешься!

Как я узнал позже, перед завтрашним штурмом Ойтал договорился с командиром выменять меня на упрямого Бына.

В последний момент сделка сорвалась по форс-мажорным обстоятельствам.

Ночь заканчивалась.
Спать оставалось пару часов.

Тринадцатый день. "Дружественный огонь".


В остаток ночи подвергся так называемому "дружественному огню".

Было это так.

Наша группа стояла на правом берегу, метрах в 200-х от дамбы.

На другой берег, практически на дамбу, выставили группу Иона, состоящую сплошь из новичков.

Они вечером прибыли в подкрепление, человек шесть, их не стали раскидывать по позициям и оставили в резерве до утра, перед завтрашними событиями.

Старшим назначили одного из прибывших, бойца с позывным Ион.

Их задача закрепиться на позиции и простоять ночь.

Уже утром ими пополнят потрёпанные группы либо перекинут в другое место, по ситуации.

Ошалелые новички, не понимающие где свои, где чужие,  заступили на ночное дежурство.

Видимо первые смены на фишке стояли ещё здравомыслящие бойцы, а глубокой ночью уже те, кто остался.

После активного дня перед ещё одним не менее активным, я ушёл к себе в окопчик отдыхать.

Находился он на самом берегу, как раз через водную гладь, напротив вновь появившегося подкрепления в виде группы Иона.

Территорию впереди мы разведали, противника нет, рядом свои.
В небе чисто.

Спать охота, но есть хочется ещё больше.

На выходе из окопа сооружаю столик и организую нехитрый солдатский ужин из сухпайка.
На дне окопа приготовил горячего чая, разогрел банку с кашей.
Стою без броника, без каски, размешиваю сахар в кружке чая.

Очередь из автомата!
По мне.
С противоположного берега!

Падаю в окоп.

Надел каску и бронежилет.

Высовываюсь, снова очередь!

Сразу всё понял.
Напротив на фишке, боец первую ночь на фронте.
Он ещё не понимает где свои, где чужие?
Ему жути нагнали:
Увидел врага— стреляй!

В воде всю ночь плещутся какие-то водоплавающие нутрии или бобры, ещё он в тепловизор увидел мой силуэт, вот и палит с перепугу.

Спокойно поужинать уже не получилось.

Теперь надо остановить борца с "вражескими лазутчиками".

Ползком добираясь до нашей фишки, там рация.
На посту Электрик.
Объяснил ситуацию.

По рации слышу, что наблюдатель Иона заметил чуть ли не группу боевых пловцов на дрессированных дельфинах, которые готовятся к форсированию водной преграды на его участке.

Объяснять, что в тепляк он видит водных млекопитающих и своего боевого товарища, готовящего ужин, я не стал.

Уполз обратно и поужинал сидя в окопе.

Конечно утром было смешно.

Группа Иона, в первую ночь прибывшая на войну, до утра в полной боевой готовности отражала атаку стаи водоплавающих существ под командованием
Бобра Нутриевича Уткина.

Вообще, ночью в приборы, новичку частенько видятся группы подползающего к позициям противника, по факту оказывающиеся мышами, крысами, зайцами, лисами или собаками.

Ну или ужинающими на соседней позиции товарищами.

События тринадцатого дня:

—Завтрак в окопе.

____

В 5 утра подъём и приказ на выдвижение вперёд.

Это ещё в самом начале, когда командиром был Турок, погибший позже на Г-6.

По утреннему туману двигаемся по довольно широкой лесополосе.

Справа через овраг начался стрелковый бой.

Ойтал со своей шестеркой на рассвете атаковал позиции противника метрах в 300 от нас.

Идём тихо.

Турок впереди, я за ним. Берканит, Дарбука, Электрик, Чита, Яса.

Соблюдаем радиомолчание.

В эфире Ойтал, там бой, кто-то  уже "300". Попадают в засаду, просят помощи, их окружают.

Турок останавливает группу.

Сзади несколько силуэтов в тумане, бегут к нам.

—К бою!

—Чи-чи, чи-чи! Свои! Пляска!

—Тьфу. Это Пляска!

Чуть не постреляли друг друга.

Командир отправил вслед за нами в помощь группу Пляски.

По рации слышим Ойтал отбился.

Двигаемся дальше.

Тихо, пусто, ни души.
Окопы брошены.

Проходим около километра.

Мощный укрепрайон примерно на стрелковую роту.
Блиндажи, окопы, наблюдательные пункты.

Выходим к командному пункту противника.
Никого.

Через овраг снова бой.

Ойтал отошёл, перегруппировался,
ударил ещё раз.

Взял опорник.
Есть пленные, убитые.

У наших есть потери, но вроде без "200-х".

Рация не замолкает.

От тишины на нашем направлении нервы натянуты до предела.
Лучше бой.

Ждём засады, ловушек, любых сюрпризов от врага.

Тишина.

Берканит замечает "птичку" над нами. Залегли, спрятались.

Летает минут семь. Низко.
Не заметила.

На всякий случай готовимся к артобстрелу. 

Опять тишина.

У Ойтала все получилось,
по рации слышим уже делят захваченные трофеи.

Дошли до назначенной точки, Пляска остался немного сзади, закрепился, прикрывает нас.

Сапёр Яса проверил позиции,
все чисто.

Противник отступил.
Забрали километр без боя,
без потерь.

Можно выдохнуть, присесть, передохнуть.

Время к обеду.

Нагулялись на свежем воздухе, голодные как волки в зимнем лесу. 

А в захваченных окопах все запасы пищи испорчены, все изрезано ножами и с грязью смешано, чтобы нам не досталось.

Только пара бутылок с водой нашлась.

И вдруг Дарбука из этой окопной грязи достает пакетик с растоптанными печеньками и находит одну целую.

Мы с ним на посту стояли.

Ломает на две половинки и одну даёт мне.

Вот такой завтрак в окопе получился.

На пол печеньки.

Четырнадцатый день. "Высота".


Заняв километр территории, наша группа остановилась на оставленном опорном пункте противника.

Это был командно-
наблюдательный пункт, штаб.

Он располагался на возвышенности над оврагами, был грамотно замаскирован.

На две стороны были вынесены изолированные наблюдательные пункты, оборудованы пулемётные точки.

Там же был укреплённый блиндаж на 2 человека.

На окружающий пейзаж открылся отличный вид с высоты пятиэтажного дома.

Через овраг в двухстах метрах, на противоположном менее высоком берегу, позиция противника.

По ней без перерыва отрабатывает наша артиллерия всех калибров.

Правее этой позиции Ойтал разгромил три опорника.

Атаковал один, а их оказалось три.

Его сначала окружили и казалось зажали, он вывел группу, перегруппировался и отчаянной атакой уничтожил всех.

Есть пленные, убитые.

С нашей стороны есть раненные, но все живы.

По рации ликование.

К Ойталу подтягивают резервы, группы закрепляются на новых рубежах.

Весь огонь наших артиллеристов переносится на позицию противника перед нами.

Смотрю как кино про войну.

Взрыв в нашем окопе!

Прилетел ВОГ (выстрел осколочный  гранатометный).

Чита "300". 
Два осколка в правую ногу, один из них в колено.
Нужна эвакуация.

У Дарбуки лёгкая контузия, у меня похоже тоже.
Минут 15 сидим, смотрим друг на друга.
Попили сладкого чая, всё прошло.

Плюс получил смешное ранение. Осколком срезало кожу на правом мизинце, ощущение как-будто по пальцу ударили молотком.

Получили команду:
—Читу на эвакуацию отправлять по темноте, пока оказать первую помощь на позиции и ждать вечера.

До темноты не стихает артиллерия.

Вечером Чите смастерили костыль, он уходит в тыл.

Ночуем кто где, кто на чём.
Сидя. На дне окопа. В тесноте блиндажа.
Ночь проходит относительно спокойно.

По темноте доставили воду и продукты.

В суматохе боя потерялся боец из группы Ойтала, новичок.
Среди убитых его нет.
Поиски остановили до рассвета.



Пятнадцатый день. "Штурм".


Утром получаем приказ:
—Приготовиться!

Задача:
—Занять позицию за оврагом.

До нее двести метров.
Первые сто под горку, до сухого русла шириной пять метров и глубиной четыре, с двумя отвесными глиняными стенами.

Дальше ещё сто метров открытого поля в гору.

Когда начнем двигаться нам поможет вся взводная артиллерия.

Пулеметным огнем прикроет подошедшая на смену группа Пятачка.

Да старого русла нужно добежать одним рывком.
Дальше по ситуации.

План атаки выглядит настолько самоубийственно, что имеет все шансы на успех.

Если доберемся до русла и свяжем боем противника во фланг ударят "левобережные" группы.

С рассвета не замолкает артподготовка.
На позицию противника летят все калибры.

В небе наша "птичка".

Оператор докладывает, что не видит движение в окопах противника.

Ближе к вечеру приказ:
Вперёд!

Выскакиваем вшестером.
6 автоматов, пулемет, 2 ручных гранатомёта.

Бегом спускается по склону, скатываемся в сухое русло.

Две 4-х метровые ответственные глиняные стены, между ними непроходимый кустарник.

По корням и поваленным деревьям, поднимая друг друга, оружие и боекомплект взбираемся на противоположный берег.

На земле огромная куча тонкой медной проволоки от ПТУРов.
Путаемся в ней как сетях.
Кто-то падает.
Прорываемся через проволоку.
Рывок в гору.
Запрыгиваем в окопы.
Два убитых артиллерией врага на стрелковых позициях.
Респект Линкольну, Ягодке, Вкладчику и остальным артаводам!

Осмотрелись, заняли круговую оборону, доложились.

Дарбука уже угощает свежим бананом.
Яса подарил трофейный бинокль.
Берканит принёс рюкзак сигарет и ящик песочного печенья.

Поднимаю документы убитого.

Рядовой, мобилизованный, около 40, уроженец Киевской области.

Второй аналогично.

Спальных мест минимум четыре, ещё два блиндажа завалены землёй.

Значит остальные сбежали.

Вдалеке, на рубеже соседнего четвертого взвода разгорается бой.

Они пошли в атаку на позицию Г-24, это почти километр от нас.

Упёрлись в пулемётный расчёт.

По рации:
—Группе Турка атаковать пулемёт.

—Пиздец нам.

Эта спокойная, философская фраза Берканита как-то сразу дала понять, что печенье поесть не удастся, возможно никогда.

Турок командует:
—Вперёд!

Уже темнеет.
Овраг влево. Спуск. Подъём.

Впереди ЛЭП (линия электропередач), открытое место, за ней начинается узкая лесополоса, уходящая в поле.

На том конце лесополосы бой.

На этом, перед нами, ещё одна вражеская позиция (Г-6).

Забегаем на неё. Пусто.

Снова команда:
—Вперёд!

Уже темно.

Нас обнаружили.

Теперь в нашу шестёрку полетели все калибры противника.

В земле, как в сказке, колодец.

Спрыгиваем все туда.

Вход под землю метр на метр, сделанный из брёвен.
Внизу бункер два на три метра.
Из бункера узкий выход в поле. Это наблюдательный пункт.

Внутри проводной чёрный телефонный аппарат и три трубы разведчика (перископы).
Больше ничего.

Около часа сидим, пережидаем обстрел.

Метрах в 30-ти сзади брошенные окопы и блиндажи.

Атака 4 взвода захлебнулась.
Но благодаря ей, противник отступил перед нами, боясь быть отрезанным на позиции Г-6.

Мы получили приказ закрепиться на этой позиции.

Под огнём перебрались в два блиндажа.

Распределились по трое.

Наш блиндаж был тесным, на двоих. Второй тоже на двоих, но еще теснее.

Я ночевал с Дарбукой и Ясой. Среди ночи приполз Берканит, потеснились.

До утра нас обстреливали из тяжелых минометов.
Не попали.

Ночь не спали, считали разрывы.

Донимала жажда и духота.

На рассвете обстрел прекратился.

Электрик нарулил где-то воды и брошенных сухпайков.

Жизнь налаживалась.

Мы забрали две позиции без единой царапины.

В результате проведённых боевых операций последних дней, от подразделений противника была полностью очищена прилегающая к водоёму территория.

Взвод выровнял фронт по краю поля.
Группа Турка стала левофланговой, выйдя на начало лесополосы с литером "Г", под условным наименованием "Галина".



Шестнадцатый день. "Оборона".


Позиция Г-6 находилась в стратегически важном месте.

Впереди нас было 700 метров жидкой лесополосы, шириной 15 метров, слева и справа было поле, сзади линия электропередач с оборванными проводами и частично поваленными столбами.

Справа, сзади начинались кусты, где располагались наши соседи из группы Белого.

С высоты предыдущей позиции, метрах в трёхстах, нас видел невооружённым взглядом и мог прикрыть пулеметным огнем Пятачок.

Главной задачей было держать лесополосу впереди себя.

По флангам мы были прикрыты. Справа группами нашего взвода. Слева, через поле, было хозяйство 4 взвода, под командованием Питерского.

Наши взводы наступали параллельно, поддерживая друг друга и выравнивая линию фронта.

На позициях шла перегруппировка.

Практически все группы, и штурмовые, и артиллерийские сменили позиции.

Артиллеристами я условно называю расчёты всего, что крупнее ручного гранатомёта и пулемёта.

Сапёры проверяли дороги, "нарезали" тропы.

Движение между позициями осуществляется строго по обозначенным белыми метками тропам.

При этом, двигаясь по тропе, необходимо внимательно смотреть под ноги и по сторонам на предмет обнаружения мины или любого взрывного устройства.

При обнаружении обозначить и как минимум доложить командиру.

Не обладая знаниями о разминировании, лучше не трогать.

Наш сапёр Яса выставил на некотором отдалении от позиции, в лесополосе, 3 сигнальных растяжки с целью увеличения вероятности обнаружения противника в случае попытки скрытого перемещения в нашу сторону для внезапной атаки.

Основной задачей дня была подготовка позиции к возможной контратаке противника.

Помимо двух блиндажей, на Г-6 были два грамотно расположенных окопа.

Один впереди позиции, второй позади.

Оба пересекали лесополосу от поля до поля и имели удобные стрелковые точки на две стороны.

Турок провел "планёрку".

На случай обороны диспозиция была следующей:

Группа делится на две тройки.

Турок, Электрик, Яса занимают первый окоп.

Дарбука, Гост, Берканит второй.

По окопам распределили противотанковые средства (ручные гранатомёты).

Подготовили запас гранат и заряженных магазинов.

Пулемет с Берканитом.
Запас лент перемещается во второй окоп.

Рации и запасные батареи распределяются по окопам.

Если будет атака малой группы:
Главное их обнаружить, не быть застигнутыми врасплох.
Тогда отобьёмся.

Если будут атаковать по НАТОвски, техникой под прикрытием пехоты, задача другая:
Корректировать огонь артиллерии, отсекать огнём пехоту, поражать бронетехнику из ручных гранатометов.
—Вопросы?
—Нет.

Подносим БК(боекомплект), подкапываем окопы, готовимся к отражению атаки.

Параллельно продолжались поиски пропавшего во время штурма бойца из группы Ойтала.

Тело не нашли, на позициях он не объявился.

Значит попал к врагу.

Как? Уже неважно.

Важно другое.
Противник знает то, что видел и слышал этот боец.

От участия в боях тысяч бывших заключённых, до позывных наших командиров и количества бойцов в каждой группе.
Хотя бы примерно.

По всем законам войны, ход был за противником.

Мы вгрызались в землю и подтягивали боеприпасы.

В течение дня позицию несколько раз обстреливали из тяжелых минометов.

В один из заходов я насчитал 19 взрывов от мин подряд.

Семнадцатый день. "Скукота".


Украинское наступление задерживалось.

Позиция была готова.

Боекомплект доставлен.
Продукты и вода запасены.

Сидеть и ждать боя стало скучно.

Может, думаю, пообщаться с кем-нибудь?

-Турок.
Рассказал как он инкассаторов в Москве ограбил.
Их на МКАДе СОБР задерживал.
Он на YouTube попал.

-Дарбука.
Строитель из Крыма.
—Приеду, говорю, к тебе после войны в гости!
—Не надо ко мне приезжать.

Ладно.

-Яса.
Рассказал как с сыновьями на Байкал с палатками ездил.

-Берканит.
С ним про войну, про оружие, про зарплату.
Наёмник.

-Электрик.
Не разговаривает.
Молча смотрит в сторону противника. И курит.

Универсальный солдат.
Обладает навыком "лисья походка".
Умеет ходить по одной линии пригнувшись так, что пройдет между ног.

Кстати.
Коробка печенья теперь стояла у нас.
Ещё был мёд, килограмма три, рюкзак шоколадных конфет, куча мясных и рыбных консервов, соленья, варенья, бананы и батоны.

Фонари, пауэрбанки, одежда, спальники, термоковрики, оптика и большой запас трофейного боекомплекта различного наименования.

Нашёл в блиндаже новые бундесверовские ботинки своего размера. 
Померил, немного поносил.
Вернулся в свои старые армейские облегчённые берцы.
Те слишком тяжёлые, грязь налипает по полкило.
Зато подошва такая, что на мину-лепесток наступишь, ногу не оторвёт.

Наладили доставку.

Бойцы Пятачка доносили грузы до сухого русла, на нашу сторону, оставляли.
Кто-то из нас по туману, либо на закате забирал, доставлял на позицию.

Всё было в достатке.

Главным грузом были заряженные батареи на радиостанции и вода.

Пока было непонятно, останемся мы на этой позиции или сразу пойдём вперёд.

Интенсивность обстрелов позиции снизилась, противник перенёс огонь в глубь нашей обороны.

Пару раз проходила информация о наших "300-х" от прилёта артиллерии.

Тяжёлое ранение в ногу получил Пляска.

Командир требовал соблюдения техники безопасности.

Карандаши таскали тюки от позиции к позиции, ложились при взрывах, вставали, отряхивались и шли дальше.

Турок сидел в окопе.

Яса крутил провода.

Дарбука копал.

Берканит чистил пулемет.

Я помогал Ясе.

Электрик молча смотрел в сторону противника.
И курил.

Скукота.

Восемнадцатый день. "Атака противника".


Они появились в полдень.
Неожиданно.
Без артподготовки.

Кто-то из наблюдателей:
—Вижу "бэху" в поле!
Едет в сторону наших позиций!
Вижу вторую!

Командир:
—Дальние рубежи! К бою!

—Технику поражать ручными противотанковыми средствами.

—Артиллерия.
Работать по готовности.

—В эфире тишина.
Говорит командир.

—Тапонь. "Птичку" в небо.

—Турок. Занять круговую оборону.

—Гепард.
Собирай с опорников всех и бегом на передок.

—Яма-1. Яма-2.
Все, кто способен носить оружие, бегом на позиции.

Из рации:
—Командир.
Вижу третью "бэху"!

—Разъебите их всех!!!

Тапонь (оператор разведывательного дрона) докладывает:
—На позиции Г-24 наблюдаю до 45 касок в окопах.
Приготовились к атаке.

У этого подразделения один путь.
По лесополосе 700 метров и позиция Турка.

Нас шестеро.

Турок смотрит в бинокль.

Яса готовится взорвать фугас.

Дарбука удобно располагается в стрелковой ячейке.

Берканит готовит пулемёт.

Я раскладываю гранаты и снаряжённые магазины на бруствере.

Электрик смотрит в сторону противника. И курит.

—Горит! Один "бэха" горит!

Турок аж затанцевал.

—Второй горит!
Мамой клянусь, горит!

Из окопа вижу два чёрных столба дыма.

—Ещё один дым!
—Ещё что-то подбили!
—Не вижу что.

Тапонь докладывает:
—45 касок стоят, смотрят на подбитые "бэхи".

Командир:
—Артиллерии перенести огонь на позицию Г-24 .

Ойтал:
—Взяли в плен наводчика с первой БМП, говорит заблудились.

Командир:
—Расспросите поподробней.

Ойтал:
—Тут ещё у одного заблудившегося, шеврон батальона "Айдар" нашёлся, говорит подарили.

В это время парни добивали экипажи и десант первой и второй БМП.
Третья было далеко.

—Командир!
Наводчик вспомнил!
Четыре БМП и танк, при поддержке роты пехоты, планировали прорыв на нашем участке фронта.
У них был план нашей обороны.
Каждая БМП имела свою цель, определённый опорник.

—Что по результату?

—Три БМП горят.
Четверо пленных.
Наводчик и 3 десантника. Остальные "200", человек 15. Наводчик ранен, ещё один тоже.

—Пленных перевязать.
Собрать документы убитых, рации, телефоны и срочно в штаб.

—Дальние рубежи, доложите о потерях.

—Потерь нет. Все целы, командир!

—Молодцы!
Я горжусь вами, парни!

—Это лучшая работа в мире!!!

Ещё одного пленного вечером взял Яса.

Он с шестью карандашами шёл устанавливать противотанковые мины и в кустах обнаружил бойца из десанта второй БМП.

Сдав личное оружие, военнопленный проследовал к месту сбора заблудившихся.

45 касок потоптались на позиции Г-24 и отступили.

Танк решил не обнаруживать себя и откатился.

Ещё одна БМП видимо тоже заблудилась.

Такая у противника получилось атака, а у нас оборона.

Кто в тот день, что и кого подбил, так и не выяснили.

Благодаря слаженным действием бойцов 2 и 4 взводов. Артиллеристов, штурмовиков, командиров, связистов, сапёров, операторов дрона и других.
Атака противника была отбита.


Кадры отражения атаки





Вторая БПМ-1.


Девятнадцатый день. "Наблюдение".


Ночь после отражения атаки прошла напряжённо.

Штаб требовал бдительности.

Противник мог ударить ещё раз.
Мог ударить по-другому.
Ударить в другом месте.

Не ударил.

Уже пару дней помогал сапёру Ясе.
Он притащил огромный комок телефонного провода, перепутанный и перекрученный.
Нужно было по 50-100 метров провод собирать на самодельные катушки.
Занятие зимой, в поле, довольно утомительное.

Провода были распутаны, Яса ушёл ставить мины прикрытия.

Дарбука ушёл его прикрывать.

Я оборудовал наблюдательный пункт.

Нашёл на позиции старое поваленное дерево.
С его ствола хорошо просматривалось поле справа, лесополоса "Г" от точек 24 до 56 (примерно полтора километра), затем разрыв между лесополками и начало лесополосы "З".

То, что меня интересовало, находилось на расстоянии от 700 метров до 2 км, через поле.

Набор оптики был впечатляющий.

Три бинокля и две трубы разведчика, в основном всё трофейное.

Я выбрал трубу.

Видно лучше, можно смотреть одним глазом, также наблюдать можно из укрытия, плюс лишние 30 см высоты при необходимости.

Просидев первые пару часов и никого не увидев понял, что "кина про войну и немцев" не будет.

Работа наблюдателя это тяжёлый, опасный и ответственный труд.

Пообедал супом "из топора", который умел готовить только Дарбука.
Где он брал ингредиенты на свои супы не представляю, но еда была довольна сносной.

Занял наблюдательный пункт с твёрдой уверенностью до темноты увидеть живого противника.

Заметил их почти сразу.

Трое.
Идут в сторону Г-24 по лесополосе.
Без вещей.
Автоматы за спиной.
Все в касках.

Первый, видимо армейский проверяющий, машет от страха руками.

Второй, в метре от него.

Третий, толстый, отстаёт, идёт почти на четвереньках, с какой-то папкой в руках.

До передовой им ещё метров двести, опорник Г-38 уже прошли, идут между позициями.

У меня рация:
—Турок. Фишке Турка.
—Вижу троих.
Движутся по лесополке в сторону передовой.
Идут в районе Г-30.

Пару секунд не прошло.
Баку из "Утёса", не жалея патронов, прижал их к земле.

АГС-ники закинули пару "улиток" гранат.

Кто-то из артоводов кинул пару серьёзных калибров.
Вроде Линкольн, с расчётом из парней со звучными позывными.

Турок, наблюдая в бинокль картину столь гостеприимной встречи выездного трибунала ВСУ (предположительно), радостно передал, что у этих парней небольшие проблемы с их новым цифровым статусом. Теперь он колеблется в интервале между 200 и 300.

Я продолжил наблюдать и более движения до темноты не заметил.

В течении дня на позициях взвода шла рутинная боевая работа.

Были потери.
Подрыв на мине, прилёт артиллерии.
Ещё не очень понятная история, где двое бойцов сгорели от своего "Шмеля".

Вечером заступил на фишку.

Моя смена с 22:00.

По рации:
—Дарбука, Плюмбум.
Срочно в штаб.
В боевой готовности, с вещами. Командировка.
Время прибытия 1 час.

Ныряю в блиндаж, бужу Дарбуку.

Он стремительно собирается, уходит в темноту ночи.
Без рации.
Рация у Плюмбума.
Они должны встретиться на соседней позиции.

Около полуночи объявляют общий сбор командиров всех опорников в штабе, в 6:00.

Передаю по смене информацию Берканиту.

В 2:00 его сменит Яса, в 4:00 он поднимет Турка и отправит в штаб.

Ухожу отдыхать, сдав пост.

Укладываюсь спать рядом с Ясой.

Кировский мужик. Работяга. Слесарь газового оборудования.
Свой дом. Два сына.
Набил какого-то алкаша, соседа. Тот умер.
Посадили. Ушел воевать.
Сапёр хороший. Всё записывает, схемы рисует.

Больше я его не видел.

Яса и Турок погибли той ночью.

Подорвались на мине, оставленной хохлами.

Об этом я узнаю только рано утром.

Двадцатый день. "Новый командир".


Проснулся в 5:30.
На посту Электрик.
Берканит рядом просыпается.
По традиции начинает день с кофе.

Электрик у нашего блиндажа, обычного он дежурил у своего.

Он жил с Турком, остальные вчетвером.

—Ясы долго нет. Ушёл Турка проводить.

—По рации молчит?

—У Турка батарея садилась. Уходил, хотел в штабе зарядить. Заодно все батарейки разряженные забрал.

—Так у Ясы своя рация, он отвечает?

—Вот она лежит.
Он через овраг хотел проводить Турка до Пятачка и вернуться.

—Пятачка они проходили?

—Нет. Может обошли...

Пятачка они обойти не могли.
И рация у Турка сесть так быстро не могла...

...Но ещё теплилась надежда, что они заблудились и вот-вот объявятся.

В 6:00 из штаба:
—Где Турок?

—Вышел в штаб около четырёх утра.

—Ищите.

Электрик ушёл по тропе, без рации.
Как раз начало рассветать.

Через пару минут в эфире:
—Турок "200". Яса "200".
Подрыв на мине.

—Рация? Гаджет?

—Рация повреждена осколком, но в рабочем состоянии, передаю с нее. Гаджет не вижу.

—Найдите гаджет.

Берканит все слышал.
Рядом пил кофе. Уже собрался.

Электрик вернулся:

—На растяжку нарвались в темноте.
С тропы, где резкий поворот влево, ушли метров на семь прямо.
Или сбились, или напрямую до Пятачка решили пройти, чтобы через русло не лазить.
Метров 100 от нас.

Берканит с Электриком уходят до "двухсотых".

Остаюсь на опорнике один.

Только теперь замечаю, что нет моей каски с большой надписью ГОСТ.

Яса ушёл в ней, его каска на месте. Видимо перепутал в темноте.

Когда его выносили на носилках, каску "ГОСТ" положили на тело.

Мало того, что меня похоронили на опорниках.
Старшина мой рюкзак в гараж для "двухсотых" убрал и в документы поставил отметку "200".

Уже позже, через пару недель, когда возвращался после первого ранения, узнал об этом.

—Рюкзак свой сходи, забери из "мёртвого гаража".
—Спасибо, не надо. У меня всё новое.

Вот так меня записали в "200"-е первый раз.

Другой каски не было.
Взял Ясину.
Исправил маркером подпись.

Но обычно после этого ходил без каски, как-то не нравилось носить после погибшего.
Надевал по необходимости.

Гаджет нашли, он был разбит, отправили в штаб.
Погибших эвакуировали.

Все поминки после войны.
Работа продолжалась.

По рации назначили нового командира, Шишу.

Он пришёл через час, налегке, с маленьким рюкзачком.
Я в это время был на своем наблюдательном пункте.

Позитивный, добрый, улыбчивый.

Познакомились.

—Вот кофе пол пачки и баллон с газом. Больше ничего нет.

Как по заказу.
Кофе почти на нуле и газа нет, сухим горючим воду греем.

Вобщем, Шиша красиво появился.

После обеда подвалило подкрепление в виде деда-чернохода из группы Пятачка.
Позывной не запомнил.
Тяжёлый дядя.
Староват для передовой.
Учиться не хочет, упёртый как скала.
Но пришлось уживаться.

Поселили его в наш с Берканитом блиндаж, накормили, напоили чаем, дали отдохнуть.
Включили в боевое расписание.

Шиша не нагнетал. Присматривался, знакомился, уточнял.

Поселился он с Электриком, на месте Турка.

Деду досталось место Ясы.

К вечеру всё утряслось.

Группа в составе пяти бойцов держала позицию Г-6.

На дальних рубежах погода была тёплая.

источник: Гост Юнгер
27-10-2023 13:02
В разделе Мнения
посмотреть все публикации и упоминания с тегами: Гост Юнгер, Юнгер Гост, Пятьдесят девять дней штурмовика

Комментарии:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
БоевойЛисток.рф » Мнения » Гост Юнгер: "Пятьдесят девять дней штурмовика" (Продолжение. Одиннадцатый - Двадцатый дни)
БоевойЛисток.рф: свежие методички Русского Мира, Руссо пропаганда, Руссо туристо с гастролями оркестров, сводки с фронтов,
скрипты и скрепы, стоны всепропальщиков, графики вторжений и оккупаций, бизнес-патриоты и всякий цирк.
© 2016-2024. "Боевой листок". Россия. 18+. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых на сайте статей.
Соглашение. Конфиденциальность. Оферта видео. Жалобы, вопросы и предложения направлять: boevojlistok@ya.ru