Боевой листок » Мнения » Vault 8. Убежище №8: Консалтинг из Зоны СВО. Типичные ошибки в наступлении ВС РФ и как их исправить (по возможности)
Помощь бойцам и мирным жителям Новороссии в зоне СВО Помощь нашим бойцам и мирным жителям в зоне СВО
Гуманитарная миссия проекта "Боевой листок" с 2015 года закупает, собирает и доставляет своим транспортом грузы в республики Новороссии. Благодаря поддержке наших друзей и читателей мы оказываем прямую адресную помощь защитникам России и мирным жителям республик Донбасса.
- участвовать в "Миссии Донбасс";
- помочь "Миссии Донбасс" с ремонтом транспорта;
- последние новости "Миссии Донбасс".

Vault 8. Убежище №8: Консалтинг из Зоны СВО. Типичные ошибки в наступлении ВС РФ и как их исправить (по возможности)


К написанию серии постов на эту тему меня сподвиг некоторый опыт, полученный нашим полком и другими воинскими частями, а также картина наступления по открытым источникам.

Видите ли, в большинстве случаев ошибки нашего командования разного уровня — это не какой-то мат.анализ. Чаще всего это самый базовый уровень, доступный внимательным зрителям каналов «Ёрш в болоте истории», «Тактик. Медиа», «Железный ветер», «У Жукова» и т.д.

Поэтому следует их перечислить хотя бы для наглядности — по списку решать их будет проще.

В серии будут посты про стратегический уровень, оперативный (пример с пары направлений) и тактический.

Стратегический уровень


Начну с плюсов. Генштаб удачно предугадал главный удар ВСУ, ВС РФ отразили контрнаступ — это победа. Можем, потенциал есть и хороший.

Плюсом начавшегося в октябре наступления является выбор одного главного направления (Авдеевка), отвлекающего (Купянское), вспомогательных (Запорожское, Южнодонецкое, Северское, Сватовское) и дополнительного (Артёмовск). Как по учебнику рассчитали — и правильно сделали, особенно в сравнении с «ударом растопыренными пальцами» в феврале-апреле 2022 года. Адекватно имеющимся ресурсам — под Авдеевкой хватает боеприпасов, воды, продовольствия, бронетехники, людей. Собраны качественно подготовленные и опытные части.

Минусы:
— Сама стратегия и тактика перемалывания в том виде, в котором она используется сейчас. Про неё отдельный пост ниже.
— Недооценка погодного фактора и переоценка способности ВС РФ наступать в распутицу. На все передвижения (от пеших маршей до снабжения из глубокого тыла) распутица накладывает поражающий фактор (в играх — отрицательный модификатор, «дебафф») увеличения нагрузок на мышцы людей, агрегаты техники, увеличивает время всех действий в 2-3 раза. Например, стандартный маршрут снабжения в 20 км летом проходится за 40 минут по разбитой прифронтовой и полевым колеям, а в распутицу — уже за 1 ч 30 минут. В случае застревания машину можно потерять до 10-12 часов, а рекорд у нас — 3 дня (72 часа) в грязи.
— Неверно сделана ставка на глубокий прорыв на Авдеевском направлении. Для прорыва была важна скорость и чистое от дронов небо. Скорость упала из-за грязи, скованности минными полями (своими, вражескими), в результате манёвра хохлов подразделениями дроноводов (ФПВ, квадро-бомберы, октокоптеры). По этим причинам прорыв провалился и угас — не то время года и недооценка противотанковых возможностей дронов противника.

Требовалось сначала создать бреши в обороне штурмовыми подразделениями и пехотой, а затем уже вводить подвижный резерв — вместо колонн БМП и танков, штурмующих укрепы и пытающихся просочиться мимо. Имхо. Это более подходит текущему времени года.

Стратегия перемалывания — негативные факторы


Как это выглядит сейчас? Наши на одном или нескольких направлениях начинают штурм первой линии укропов и за счёт созданного количественного превосходства в арте, а также за счёт тупой тактики ВСУшных генералов затыкать дыры личным составом в неограниченных количествах создают несколько точек напряжённости. Например, Синьковка, Лиман Первый, Ивановка. Хохляцкие стратеги перебрасывают на это направление бригаду за бригадой, уплотняя вторую и первую линии обороны, подвозят кассетные и другие снаряды, перебрасывают «Хаймарсы» и роты дроноводов, чем выравнивают баланс потерь. Наступление ВС РФ приостанавливается, но бригады хохлов уже не могут покинуть направление, хотя фронт треснул под Артёмовском и Авдеевкой.

Однако все забывают, что перемалывание всегда обоюдное! Наши тоже несут потери. Вопрос всегда в том:
— Какой курс размена живой силы и техники?

Вот по моим наблюдениям наши стратеги от уровня армии и выше никак не учитывают пока несколько факторов, сказывающихся на курсе размена.

Фактор-1.
Чем дольше вы давите в (!) одних и тех же местах (!) — тем хуже курс размена, поскольку ВСУ перебрасывают резервы всех видов и уплотняют фронт.

Сколько раз долбились в направлении Синьковки? Не менее 4 раз. В марте-апреле, с конца мая по середину июня, с начала по середину августа, с октября по настоящее время.

Сколько долбились в участок от Першотравневого до Ивановки? Дважды. В августе, с октября по начало декабря.

Что изменилось за это время?

Весной у хохлов здесь была 14-я мехбригада ВСУ, часть одной бригады НацГвардии и несколько отдельных стрелковых батов, включая подразделение «Инолегиона». Данные взяты с западных карт с юнитами и флажками. Теперь же у ВСУ здесь около 7 бригад и в несколько раз больше отдельных батов, а также подразделения нациков («Фрайкор», «Кракен»). То есть войск стало больше, фронт уплотнился. И это ухудшило результаты, увеличило потери. Условно (пальцем в небо) с 1 к 5-7 по убитым и раненым в сторону классических 1 к 2-3.

Весной линия фронта у хохлов представляла из себя цепочку плохо выкопанных окопов и жидкие минные поля. Один раз наши разведчики сходили в феврале до позиций противника и с брошенного НП принесли трофеи (несколько гранатомётов из стран НАТО и один NLAW). Тогда это можно было сделать.

С апреля укры стали лихорадочно совершенствовать минные поля, копать первую и вторую линию обороны. И делали они это быстрее, чем мы копали свою. Нашей первой и второй линии хватило к июню для того, чтобы отбить желание укров наступать. Но вот укры к тому же июню имели полноценную первую линию с огневыми точками в ДЗОТах и основу второй линии. К октябрю во второй линии появилось много бетонированных ДОТов, в первой линии хохлы умудрились тоже поставить отдельные ДОТы ещё в конце июля.

При этом вот ошибка нашего командования (!) — выкопанные укрепления и ДОТы никак не повлияли на выбор/смену направлений атаки, хотя уже в августе получен негативный опыт облома об один единственный ДОТ. Как долбились в Синьковку и Ивановку — так и долбимся. Только теперь это встаёт в куда большую кровь, чем весной!

То же касается ситуации с оснащённостью квадрокоптерами-разведчиками, квадро-бомберами (сбросы), ФПВ-камикадзе, октокоптерами — и воздействием на них РЭБом.

В январе-мае у ВСУ и у нас окопный РЭБ был антидроновой имбой, фаерволлом, через которую не летали дроны обеих сторон. Поэтому под защитой РЭБ обе стороны чувствовали себя комфортно. Хохлы превосходили нас только в кол-ве сбросов, но ненамного — 3-4 сброса в день.

Уже в июне сбросов в день хохлы делали по 20-24 раза против 1-3 у нас. Соотношение взаимных обстрелов поднялось с 5-8 весной до 15-20 летом.

С июля хохлы привезли ФПВ-дроны и стали пытаться подбивать грузовики в ближнем тылу. До моего отпуска в сентябре наших ФПВшников на этом направлении не было. Работало немного «ланцетчиков».

С октября хохлы по-прежнему поддерживают уровень сбросов около 20-30 в день, превосходят в ФПВ примерно в 2-3 раза (кол-во удачных ударов по технике). И, что важно — их РЭБ глушит и перехватывает управление наших квадриков, а наши их ФПВ и некоторые квадрики заглушить не могут!

То же и с «Хаймарсами» — с февраля по май они прилетали свободно. С мая по сентябрь их по большей части сбивали. Теперь «Хаймарсы» снова преодолевают ПВО довольно массово. Что-то подсказывает, что американцы прислали модифицированные снаряды к «Химарям».

Как видите, с весны по настоящее время противник кратно усилил наше направление и качнул курс взаимного уничтожения живой силы к пропорции 1 к 2-3 в нашу пользу с 1 к 4-7 весной. По технике, по ощущениям — вообще к 1 к 1-2.

Главная ошибка наших стратегов и командования на направлении — точки напряжения остались те же! Что превращает «загоны охоты на хохлов» как минимум в «гладиаторскую арену» для кровавого мочилова.

Что делать?

Нужно вспомнить про академический приём манёвра резервами — раз! И каскад атак в разных местах, увязанных по времени — два!

Ну, то есть не надо долбиться в одно место в четвёртый раз за год! Надо наносить серию ударов на разных участках. Или ослабить удары и дать врагу перебросить резервы в другие места — и тогда продолжить удары. Или перейти к обороне, если не получается.

Запомните мудрость главного злодея из повести «Зелёный фургон» (про одесский преступный мир)
— Начав стрелять, не забудь остановиться, ибо патроны не бесконечны.

Иначе говоря:
Когда курс размена живой силы и техники становится НЕвыгодным — надо сворачивать давление на точку напряжения.

Фактор-2: Перемалывание психики наступающих (выгорание)

На Людей, как на одну из трёх главных составляющих Вооружённых Сил, нашим стратегам традиционно плевать. Пока не видно ни одного факта грамотного оперирования морально-психологическим состоянием наших войск — мы по определению всем должны и всё.

Поэтому наши стратеги совершенно упускают второй и очень важный фактор — выгорание психики наступающих, которые долбятся в одни и те же точки напряжения от 2 до 4 подходов за год.

Всё просто: вы не объясните каждому отдельному бойцу, что «курс размена всё ещё выгодный, братаааан — на одного нашего убитого приходится два хохла!». Вы не объясните, потому что ему и его родне важна его жизнь.

Если вы бы продемонстрировали оперативное искусство и разобрали линию обороны ВСУ серией ударов в НЕОЖИДАННЫХ или хотя бы слабых местах, тогда боец хотя бы ощущал себя частью умного плана.

А когда вы долбитесь в Синьковку 4 подхода за год, по десять атак, то бойцы начинают считать вас мясниками. Они проникаются ужасом взаимного уничтожения по «пока выгодному курсу». И всё менее боеспособны.

Результат за год налицо — весной отказников был минимум, в основном по причинам нехватки ресурсов и необученности. Сейчас дошли до отказов подразделений уровня взвод/рота.

То же и под Авдеевкой, как было показано в рассказах оттуда. Более того, бойцы той бригады имели возможность сравнить хорошо подготовленное наступление в районе Сватово (или южнее, точно не помню) с тупым долбиловом 4 рот в один опорник под Авдосом. Отказников — по взводу на каждую роту, много потерь убитыми и ранеными.

Кстати, что под Авдосом, что у нас речь про мобилизованных

❗️ Именно этот ужас взаимного уничтожения, страх мясного перемалывания делает из формально «обученных бойцов, которых никто никуда не отпустит» травмированных морально — даже опытные бойцы перестают хотеть воевать.

После особо острых боёв некоторых остаётся только перевести в тыл или уволить из армии.

❗️ В долгосрочной перспективе отвращение к взаимному истреблению захватывает всё большее количество солдат одного призыва. Чем больше было позиционного, малорезультативного перемалывания на конкретном направлении — тем больше выгоревших (в сотнях и тысячах) здесь будет .

Тем выше процент отказников в дальнейшем, тем ниже результативность.

ИМЕННО поэтому те же американцы меняли личный состав Армии США каждые 12 месяцев во Вьетнаме, а в КМП США — каждые 13 месяцев. И смогли протянуть с 1965-го по 1969-й, когда наземные операции стали передавать южным вьетнамцам.

А знаете в чём главная опасность выгорания личного состава? ЭТО НА ВСЮ ЖИЗНЬ.

Академический пример, про который должны помнить Верховный, НГШ и МО, Генштаб — Франция и её армия. Да, Франция стала главной победительницей в Первой Мировой, потеряла сотни тысяч убитыми. Но! Позиционная война перемолола в том числе психику французского общества, после чего во Второй Мировой Франция проиграла за пресловутые 40 дней.

И вот я из раза в раз спрашиваю и экспертов из 2-го управления ГШ (мобилизационное), и политиков, и диванных обывателей: вы хотите, чтобы выжившие 244 000 мобов, находящиеся в строю, выгорели за более чем год в Зоне? Вы считаете, что после СВО через ещё 2-3 года мы не принесём с собой апатию, ужас и безнадёжность этой войны и не захватим ею значительную часть общества?

Вам оно надо в стратегической перспективе?

Или своевременная замена позволит предотвратить этот процесс?

Продолжение (по возможности) будет. Рассмотрим оперативные и тактические проблемы.

Отмечу, что долбилово в одни и те же места характерны для ВСУ в ещё больших масштабах. С большими потерями и большим травмированием психики бойцов.

Но у ВСУшников есть нюанс (чёрный юмор) — они так много теряют убитыми и ранеными (некоторые бригады обновились по 2-3 раза, кроме высших офицеров), что накопительный эффект от выгорания на фронте несколько ниже. Выгорание постепенно наступает в тылу, где ширятся кладбища захiстников.

Грубо говоря, волна за волной приезжают хлопцы «мочить русню» и растворяются в ландшафте. Следующие волны не спрашивают куда делись предыдущие — не патриотично.

У нас же потерь убитыми меньше, много выздоравливающих раненых, кого дырявит уже по второму и третьему разу. Поэтому утомление от войны и отвращение к ней накапливается.

Отсрочить выход из строя можно ротацией. Но вопрос замены первой волны неизбежно встанет, когда будет достигнут предел прочности психики.

Оперативный уровень


Сначала надо учесть такую особенность нашего управления, как гиперцентрализм. Командир полка или бригады, и тем более начальники всех служб (РАВ, разведка, автобронетанковая, связь, тыл и др.) на данный момент почти не обладают свободой манёвра. Их удел — взять под козырёк и выполнять спущенный сверху план.

По этой причине, когда вы слышите «комбриг издал приказ...», «зампотыл придумал новые правила» — скорее всего придумали их даже не в дивизии, а в армии, согласовали с округом и спустили вниз. Приказ командующего армией, НШ армии или начальника какой-то из служб армии просто переписывается от лица командира/начальника в полку/бригаде.

Отсюда большинство претензий за организацию должны идти в штабы дивизий и армий — вы придумали, с вами и советоваться.

1) Первым наболевшим вопросом является инженерное строительное обеспечение, которого нет.

Как сейчас выглядит переброска частей и подразделений, в т.ч. для наступления? Во-первых, запрещено жить в населённых пунктах, даже на время стройки блиндажей. Во-вторых, как правило штабы не знают и не принимают в расчёт реальную продолжительность стройки своими силами.

Вот прибывают штурмовые отряды других полков, чтобы штурмовать лесополки. Их привозят и бросают — копайте себе землянки и блиндажи сами. Их представители идут к нашим инженерам и НШ, а у нас самих ни черта нет. И лес пилить по приказу свыше нельзя.

В итоге штурмовики параллельно с подготовкой к штурмам копают себе какие-то минимальные землянки и лисьи норы, утомляются. И утомлённые на стройке затем идут в бой. Что не может не сказаться на результате и потерях.

То же и с переездом полка/бригады. Приехали на минимально готовые позиции, откопанные зимой предшественниками, и стали строить жильё.

В тылу ещё хуже — численность личного состава и их специальности не позволяют связистам, поварам и водителям копать самим себе жильё и служебные постройки без вреда для профильной деятельности. И тем не менее — извольте сами себе копать узел связи, жилые блиндажи, кладовки для еды, кухню, баню и так далее. Параллельно тянуть полёвку, подключать оборудование и готовить пищу, ездить развозить ресурсы из России на передок.

Отсюда недостаток и вопрос: ГДЕ инженерно-строительное обеспечение от штаба армии и дивизии?

В штате дивизии есть целый инженерно-сапёрный полк, а в штате армии — бригада. Где они?! Почему бы им не подготовить место под переезд полка/бригады, подразделений? Выкопать хотя бы командный пункт и хозяйственные постройки? Это значительно облегчило бы работу управления штурмовых подразделений, полка/бригады при переезде на новый участок!

Вторая часть этого недостатка — игнорирование или незнание реальных сроков строительных работ, выполняемых своими силами. Это отражается в отведённых на переезд сроках — чаще всего дают от 1 до 7 дней на переезд, в зависимости от того, переезжает подразделение или часть. И типа после переезда на то, чтобы обосноваться времени либо не дают, либо дают смешные 2-3 дня.

Каковы реальные сроки отрывки блиндажей своими силами и, кроме перекрытий из брёвен, ещё и на свои деньги? Армия-то кроме брёвен для крыш ничего не даёт!

— Жилой блиндаж на отделение строится за 7-10 дней. Стоимость вложений с отделения в материалы, которые не даёт армия (от шурупов до ДСП-панелей и тепло/гидроизоляции) составляет около 250-300 000 р.
— Служебные постройки связистов (их несколько) строятся 4-10 дней параллельно. Жилой блиндаж связистов — ещё 10-15 дней. Итого стоимость вложений около 800 000 - 1 000 000 рублей из зарплат бойцов.
— Кухня, кладовки, баня и жилые блиндажи снабженцев строятся до 3 недель. Это из-за малого свободного кол-ва личного состава и большого объёма работ. Стоимость вложений около 1,5-2 млн рублей личных денег с подразделений тыла.
— В целом откопать и оборудовать любой пункт управления занимает 3-4 недели. Это все постройки, плюс, мебель сделать в них, плюс, везде протянуть электричество и телефонные линии.
— Тыловой пункт ещё дольше — 4-6 недель.

Но и это ещё не всё — сверх этого затем копаются капониры под технику. А это ещё неделя.

Выходит, что в реальности на переезд воинской части нужен 1 месяц и ещё до 1,5 месяцев на стройку позиций.

И пока что помощи от штаба армии и округа не видно в таких делах. Как и от МО в целом по части инструментов и стройматериалов. Также не видно стройбатов и инженерных полков.

Всё это крайне плохо сказывается на результате наступления, ведь люди после боя занимаются стройкой. А из-за всего этого ещё и на отношении к наступательным амбициям — требовать-то требуют, но не обеспечивают.

Буквально: нам, солдатам, не выгодно наступать с финансовой точки зрения, поскольку на каждые новые позиции мы скидываемся из своих карманов!

2) Логистический 3,14дец в целом — второй недостаток оперативного уровня. Это мы ещё наступать не начали, до боёвки не дошли.

Окей, приехали «одним днём» по приказу штурмовые отряды и подразделения закрепления от нескольких полков/бригад. Кто их обеспечивает водой, едой, стройматериалами, боеприпасами, временным жильём, связью, эвакуацией/ремонтом, медициной? По логике штабов армий и округа о своих штурмовых подразделениях заботится полк/бригада, к которому штурмовики принадлежат. А временную помощь на этапе становления оказывает принимающая сторона.

Вот только высокие штабы отводят на переезд и подготовку слишком мало времени. От 1 до 4 дней. И не обеспечивает от частей снабжения уровня дивизии/армии. Из-за чего начинается кавардак.

Выглядит это так. Приезжают штурмовики со своим оружием и б/к, запасом воды и сухпайками на день-два. Сразу же принимающие по-братски вынуждены отдавать часть своих запасов. Например, полевая пекарня, едва обеспечивавшая свой полк хлебом, отдаёт свою продукцию гостям. Всем остаётся по чуть-чуть.

Стройматериалов у самих ни черта нет. Медики встраивают новичков в свой маршрут эвакуации. Связисты шаманят с организацией общих сетей связи. И так далее.

Особо мудрые командующие гонят штурмовиков вперёд уже через день-два, когда ещё ничего не работает.

В штабах принимающей стороны тоже трындец — новички тратят запасы бумаги на свои документы, воруют у офицеров линейки, фломастеры, ручки.

Весь этот бардак приводит к самым разным негативным последствиям. Например, от стресса у кого-то из офицеров от штурмового отряда N-ского полка уровень организации падает на реальный уровень из мирного времени. И этот дурачок начинает в истерике ставить автомобили своего ШО плотной стоянкой в зоне досягаемости 120-мм миномётов. Немудрено, что туда через какое-то время начинают сыпаться укроповские снаряды. Другой чудила чуть что строит личный состав своих штурмовиков, чтобы не потерялись — «Здравствуйте, товарищи» и всё такое. Вопреки запрету на построения л/с в Зоне СВО в принципе. Туда тоже через время начинает прилетать.

Всё это самым худшим образом сказывается на результатах наступления, особенно в первые 2 недели, пока наступательная активность идёт параллельно налаживанию жилищного вопроса и вопросов снабжения.

Через неделю-две штурмовики и закрепленцы живут в убогих лисьих норах, нелепых землянках с перекрытиями из снарядных ящиков, в туристических палатках, купленных за свой счёт в России. Все ресурсы лежат под открытым небом. Родные полки/бригады надрывают своих водителей, которые получают дополнительный маршрут снабжения в 70-120 км от участка полка/бригады до своих штурмовиков в другом месте.

А потом приходит приказ на переезд, снова «одним днём». И на месте лагеря гостей остаются лежать брошенные ящики с боекомплектом (вплоть до танковых снарядов и мин 120-мм), консервами. Брошено много вторых комплектов формы. И грязные, не мывшиеся до 1,5 месяцев штурмовики едут на новое место.

Потом вы спрашиваете: а чё так дофига отказников у вас?

Это мы ещё до управления огнём не дошли. Сейчас приступим.

Пардон муа, забыл добавить, что весь логистический бедлам усиливает военная полиция и ВАИ.

Приезжают ведь новые люди! Это что значит? Что парни на своём транспорте (военном и личном) рванут в магазины компенсировать нехватку воды, еды, сигарет, инструментов, поедут на гражданские заправки за топливом для отопителей. Поедут за алкоголем — не без этого.

А значит всех их надо контролировать. И ладно бы просто не допускать безобразий. Но для некоторых ВПшников и ВАИшников наступление — это золотое время «давать результат». И они его дают:
— Задерживают пьяных. Это ладно, это правильно.
— Отжимают смартфоны, оставляя штурмовиков и закрепленцев без связи с домашними, без инструмента для финансовых вопросов.
— Арестовывают личный/волонтёрский транспорт.
— Выписывают нарушения за давно не пройденный ТО. Я не шучу) Лично видел задержанный БМ-21 «Град» с наполовину полным пакетом, задержанный ВАИшниками в среднем тылу! Нам тоже предъявили, мол, какого чёрта вы уже год в Зоне СВО и не оформили ТО?

Родные, как мы без вас победим ❤️

3) Управление огнём и лимиты боеприпасов.

К тому множеству постов на эту тему, что гораздо лучше моего описывают решение организационных, связных и технических недостатков нашего управления огнём я могу добавить лишь про распределение боеприпасов и огневых задач.

Как сейчас распределяются огневые задачи и поддержка?

Акцент армейского и окружного командования почему-то делается на ударах по целям во второй линии обороны и в тылу противника. Да, надо вести КББ (она очень слабая, в основном за счёт Ланцетов), надо уничтожать полевые склады, жильё противника и технику в укрытиях.

Но! Нельзя допускать текущего перегиба ТОЛЬКО в плане борьбы с вражеским тылом.

Артиллерия армейских арт.бригад и дивизионных арт.полков (152-мм и тяжёлые РСЗО) почти всегда бьют по второму эшелону. Им же направляют большую часть боеприпасов. Лимиты у них щедрые.

А кто будет поддерживать самих штурмовиков и уничтожать ДОТы и ДЗОТы хохлов? Полковая артиллерия (арт.дивизион ствольников и реактивная батарея) и миномёты мотострелков. Вот им-то как раз достаются скуднейшие подачки — щедро дают только мины 82-мм, не обладающие достаточной разрушительной силой для борьбы даже с ДЗОТами.

И скажите, пожалуйста, на какой успех штурма можно рассчитывать, когда дивизион получает на сутки меньше снарядов, чем орудий в дивизионе? Вы как себе это представляете?

Самое прекрасное в том, что на нашем направлении была пара исключительно удачных штурмов «эконом класса», когда во вражеский опорник прилетали все 152-мм снаряды (меньше, чем пальцев на двух руках), выделенных на день, но этого по чистой случайности и ситуационной бедности хохлов хватало.

Потом хохлы подвезли столько кассеток, что снарядного голода у хохлов нет до сих пор на нашем направлении, хотя от Херсона до Сватово пишут, что ВСУ на голодном снарядном пайке.

Собственно, надо исправить распределение боеприпасов, чтобы у поддержки штурмующих их было в достатке — раз! Два — не стесняться привлекать дивизионную и армейскую арту для работы по огневым точкам на передке!

Вроде я сейчас азы перечислил, уровня «Смотрите лекции Алексея Исаева и ролики Ерша». И тем не менее!

4) По теме дронов я просто скажу, что их ещё нужно вписать в тактику наступления и научить ими пользоваться командиров.

Тут всё то же, что с артой:
— Квадрики-разведчики и квадро-бомберы обеспечивают штурм позиций и подготовку штурма. Например, ДО того, как вы начали первый штурм, вывести из строя 2-3 бойцов на передовой позиции хохлов, где всего их 10 человек — это серьёзный плюс штурмЭнам. Делается этого исподтишка, до начала арт.подготовки.
— ФПВ-дроны изолируют зону штурма и ближний тыл от танков и машин снабжения противника, а также от сапёров, ПТУРов, снайперов, АГСов, миномётов противника.
— БПЛА-разведчики самолётного типа исследуют обе линии обороны и ищут огневые точки, блиндажи и технику противника. У них лучше камеры, они менее чувствительны к окопному РЭБу.
— Ланцеты являются противотанковым резервом и занимаются контрбатарейной борьбой.

Пока же у нас просто нет единого применения дронов, их используют (кроме разведки), как уникальные девайсы для редких задач. О проблемах их использования есть специализированные ресурсы.

Тактический уровень


Про этот пункт совсем кратко, т.к. он хорошо освещён на других ресурсах, включая видео. Большинство ошибок от командира полка и ниже — это нарушение элементарных правил из учебников по тактике и приказов.

Я лучше опишу причину этой массы ошибок. Она является следствием гиперцентрализма нашего управления, где командир полка и начальники служб давно (годами) просто являются проводниками планов, спущенных сверху. Их настолько сильно натягивают за все недостатки, за задержки в работе (хотя эти задержки — следствие нереальных сроков выполнения приказов, спущенных сверху), что большинство полковых/бригадных командиров обычно выключают мозг и просто переписывают приказ от дивизии/армии, отдавая его комбатам и другим командирам подразделений.

И вот уже командирам подразделений приходится крутиться как белка в колесе, изыскивая скудные ресурсы и личный состав с техникой под задачи.

Всё это в конце концов складывается в простейшие ошибки, вроде:
— Начать штурм вражеских позиций после скудной подготовки танком с тралом, а БМПшки с десантом спрятать за лесополкой. Вместо того, чтобы сапёры сделали проход, штурмовики взяли пару опорников, образующих перекрёстный огонь по участку прорыва. Из-за этого прилетают укропские птички и выбивают танк, БМПшки, а бегущий десант накрывают кассетками. Неудача.

На этом серию постов про ошибки в наступлении буду считать оконченной, хотя список далеко не полный. Просто я описал те ошибки и недостатки, о которых как правило не говорят в сети, но при этом как раз сами солдаты из-за них ругаются и претерпевают больше всего.

Грубо говоря, не все из нас стреляют в хохлов, но все пьют воду, готовят пищу и строят себе жильё из волшебного нифига и купленных за свой счёт стройматериалов.

Поверьте, когда сверху дозированно начинает приходить инфа об очередных планах, то солдаты по простым вещам, вроде сроков на стройку или боевую подготовку понимают насколько план в целом хорош/плох.

Пока что большинство наполеоновских планов у нас называют «План Ебл*н». Понятно почему.
25-12-2023 14:46
В разделе Мнения
посмотреть все публикации и упоминания с тегами: Убежище №8, Vault 8, Vault 8. Убежище №8

Комментарии:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
БоевойЛисток.рф: свежие методички Русского Мира, Руссо пропаганда, Руссо туристо с гастролями оркестров, сводки с фронтов,
скрипты и скрепы, стоны всепропальщиков, графики вторжений и оккупаций, бизнес-патриоты и всякий цирк.
© 2016-2024. "Боевой листок". Россия. 18+. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых на сайте статей.
Соглашение. Конфиденциальность. Оферта видео. Жалобы, вопросы и предложения направлять: boevojlistok@ya.ru